ДЕСЯТИСТИШИЯ
Müəllif: Firuz Mustafa


2017-11-11 18:30:36


ДЕСЯТИСТИШИЯ

Firuz MUSTAFA
***

Читатель мой! Кто ты, как тебя зовут?
Не знаю…. Но дай-ка, пару слов скажу.

Где живешь, в каком краю? Сколько тебе лет?
Мужчина иль женщина, кто ты, дорогой?
Может, дел у тебя конца-краю нет?..
Не знаю…. Послушай, что скажу, родной.

Знаешь, открою тебе секрет один,
Сложно в жизни умным счастье обрести,
Коль найдешь время, давай поговорим,
Кому заняться нечем – время не найти.


***

Словно вершины гор «покорили»,
Друзья мне нередко ложь говорили.

Вздор всевозможный умеют загнать,
Верю я им. Что поделать могу?
Умудряются даже во сне докучать,
Иной раз черный за белого приму.

«Видишь ли, обман спасает порой», –
Сказал мне как-то доктор один.
Тогда благодарю друзей всей душой,
За их лукавства, за их россказни.



***

Что видел в этой жизни, что я пережил, –
Скажу, тебе станет белый свет не мил.

Лишался друзей, наживал врагов,
Бывал сам жестоко отмщен собой.
Я пришел в этот мир, а со мною боль –
И с болью своей уйду в мир иной.

Как глубоки корни печали моей,
Ветви ее поит влага облаков.
Хвала Господу, что сам завел друзей,
За то, что я сам нажил своих врагов!

***

Сказала: «Смогу постичь всех тайн суть,
И знаю, в мире есть только мой Фируз».

За каждое слово я благодарю,
За Фируз, за доброе сердечко твое.
Ангел мой, я тебя боготворю,
За светлое, ясное личико твое.

Нет горше на земле безответной любви,
Не скажи, что лучше начало, чем конец.
Никогда годам красавиц не сломить,
Ибо в каждый возраст красы ее венец.


***

Скажу, при возможности редкой мой друг,
Отправился бы без оглядки ты в путь.

Чтоб не видеть двуличье, мнимость страстей,
Ожиревших телес, мерзких трясин,
Прочь от темных ночей, сумрачных дней,
Однажды ты вырвешься в небесную синь.

Покинешь орбиту сквозь звездный поток,
Будешь безмерно ты этому рад.
Уютный найдешь в небесах уголок,
И плюнешь с него на землю, на смрад.



***

«И тебе захотелось стихи писать?
Выкинь из головы, не смей сочинять!»

Мне поэт-редактор стихи «запретил»,
Сотни преград придумал, сотни сетей,
От зависти для каждой строчки моей,
И в своем сейфе «надежно» «заточил».

Редактор-поэт, за что ты так со мной,
Горесть охватила всю твою суть?
Стоит ли тревожиться? Господь с тобой,
Не поэт я братец, ты спокоен будь.

***

От невежды ты любезности не жди,
Не ищи участия, боль в себе держи.

Я в глазах сохранил взгляд твоих очей,
Приди, останься в них, прекрасная моя.
Дай мне насладиться улыбкою твоей,
Томи меня капризами, желанная моя.

Разве чувствует другой тебя так, как я?
Свяжем души наши, ранимая моя.
Этот мир полон бед и страдания,
Забудь со мной невзгоды, любимая моя.

***

Есть на свете ты, значит, есть и мир,
Нет в нем без тебя ни единой души.

Если любишь ты – здравствует любовь,
Ненавидишь коль – и ненависть жива.
Только не оступись. Не то настигнет боль,
Ты живи, и смерть не приблизится тогда.

В свой счастливый день, ты бога не боясь,
Скажешь, я несчастен, – несчастней тебя нет.
Если сил найдешь сказать в злосчастный час,
“Я счастлив”. Ты счастлив – сомнения нет.


***

Говорят, счастье там, где и дом твой,
Протяни лишь руку, оно рядом с тобой.

Милая, смог ли я тобою дорожить,
Смог ли я разгадать, что в твоей душе?
Смог ли я слезы твои осушить,
Смог ли я достойно с тобою прожить?

Порою смеется ложь над истиной
Дороже бесчестие перед честностью.
Иногда не ценя подле ближнего,
Ищем мы кого-то в неизвестности.

***

О ком-то скажут: как мало он прожил,
О другом: живет век, экий старожил.

Невмочь противиться воле Господа,
Нам жить столько же, сколько он отвел.
Не наступит весна чья-то никогда,
А кто-то встречает весну за весной.

Один без проку проживает жизнь,
У другого без милости не пройдет ни дня.
Не важно, сколько на белом свете жить,
А важней, чтоб жизнь была смысла полна.



***

К облакам на небе ревностью горю,
Я тебя ревную к тиши, безмолвию.

Ревную я тебя к цветкам и траве,
Ревную я тебя к ветвям и тропе.
К постели твоей ревную в час ночной,
К аромату роз с утренней росой.

Ревность сжигает меня в своем огне,
Тебя невозможно, грех не ревновать.
Толика той ревности искрилась бы в тебе,
Ни о чем другом не смел бы я мечтать….


***

Зачем тебе, скажи, философия нужна?
Для тебя гнилье, пустословие она.

Ответь, по-твоему, что значит философ?
Идеи все абсурдны, смысла лишены.
Есть богач, есть бедняк – для тебя все просто,
Ибо философия для них сама жизнь.

Упрекаешь Гегеля, Аристотеля,
Глупцы, скорей всего, Демокрит, Декарт.
Ах, несчастный Бахманяр, Макиавелли,
Ах, бедный Фейербах, горемыка Сократ.

***

Что важно для счастья, по-твоему, что?
Роскошь, признание, тугой кошелек?
Скажу тебе искренне, что до сих пор,
Лишь с тобой я счастлив, ты – счастье мое.

С болью рука об руку иду по жизни я,
Благодарен судьбе за испытания.

Оглянись, родная, все для нас с тобой,
Прислушайся, чувствуй счастье душой.
Сердца наши бьются именем любви,
Свет моих очей, мы счастливы, пойми….


***

Живу я долго, чем судьбой отведено,
Об этом знаем лишь судьба моя и я.
Стучит в груди не сердце, а камень ледяной,
Оттого мне жаль до слез самого себя.

Мое каменное сердце, измученное,
Путь мне озаряет своим свечением.

Удивляет меня сердце, я им поражен,
Колотит как маятник старинных часов,
То бьет по позвонку, то по груди оно,
Вращаясь словно повозки колесо.


***

Как тягостно смотреть мне в глаза свои…
А плакаться себе – выше моих сил.
Я до дна испил чашу горькую любви,
И ее услады предостаточно вкусил….

Меня нельзя ввести в заблуждение,
Это мой рок, судьбы предрешение.

Я вдоволь насладился долгоденствием,
Боль сменяет радость, а счастье печаль.
Улови истину в одном сравнении:
Судьба – солнце, жизнь – горящая свеча.

***

Я тебя люблю. Признания мои,
Прошу, как мольбу, как исповедь прими.
Полон влюбленных этот божий мир,
Только смог ли каждый познать суть любви?

Я любил, люблю по-прежнему, хотя,
Целой жизни бремя на моих плечах.

Как? Почему? Я не в силах дать ответ,
Вечному чувству объяснения нет.
Люблю. Умру, любовь в сердце сохранив,
Ибо любовью на этом свете жив.



***

Чудится нам мир то древним, то юным,
В чем тайна, почему не меняюсь я?
У каждого свои звучат жизни струны,
У любви песнь одна, мелодия одна.

С верой пройти сумел я пути потерь,
Скажу «не любил», прошу, мне не верь.

Облачившись, мир в старческий наряд,
Плачет, смеется как малое дитя.
Говорю: любил, вновь полюбить я рад,
Миру без влюбленных не прожить ни дня.


***

Твой день рожденья. Я с цветами в руках,
Сказал: «Цветущей будь так же как они!»
Ты в ответ, смеясь и с иронией в словах:
«Лучше бы ты деньги дарил вместо них».

В стрелы превратились цветы в тот же миг,
Сердце мне пронзили, и мрачным стал мир.

О вкусах не спорят, скажу я, ну что ж…
Искренность не в пору, правит балом ложь.
Деньги решают все, чувствам грош цена,
Мне милее розы, ты в деньги влюблена.

***

Мои стихи подобны пчелам, друг мой,
Над цветущим садом им крылья распахнуть.
Оставаясь с сердцем наедине порой,
Сухой строфе одной сумею жизнь вдохнуть.

Иногда удачный «лад» не нахожу,
По извилистым путям судьбы я брожу.

Стихи судьбе сродни. Одна строка,
Может ввысь вознести, иль погубить тебя.
Хотя нестерпимо жизнь моя горька,
Стихи мои смеются задорно, как дитя.


***

Влюбиться в таком возрасте? Стыдно же как!
И не хочется быть у всех на устах.
…Бога ради, лишь об одном молю,
Не смейтесь, ведь правду жизни говорю.

Слаще мне меда любви горький яд,
Вытерпел бы с нею испытаний град.

От тайных желаний смущены лета,
О скалу упреков разбилась мечта.
Бог мой, Всевышний, прости мои грехи,
Прошу, дай мне сил, от мук убереги.



***

Желанья и лета не в ладах теперь,
Молодость машет мне: «Прощай навсегда».
Старость с улыбкой стучится в мою дверь:
«Доброго вечера тебе, старина….»

Как кружится вихрем карусель годов,
Ни догнать, ни удержать – канон таков.

Ох, жизнь, пусть осень и зима впереди,
Лет ноша тяжела, но все же скажу:
Молодость, уходишь? – Доброго пути!
Старость, ты здесь уже? – Милости прошу!

***

Слезами своими омою я тебя,
Ресницами разглажу локоны твои.
А ты одним лишь взглядом уничтожь меня,
Вновь в своих уловках, обманах утопи.

С тобой играем в прятки, как дети резвясь,
Нам чуток вздремнуть бы, но сон бежит от глаз.

…Настанет день, отшумят козни-забавы,
Пусть нас к перемирию призовут года.
Словно олимпийцы в битве за лавры,
Мы с тобой друг друга победим тогда.


***

Тайны зим и весен разгадать я смог,
Шел навстречу вольным, игривым ветрам.
Познал трель пичуг, о чем шепчет цветок,
Как ягненок скакал по твоим следам.

Но не удалось мне, жаль, тебя постичь,
Не смогла искренней ты со мною быть.

Погибель моя – стылый взгляд зениц,
Камень могильный – веки глаз. Молю,
Только не запирай стрелами ресниц,
Не прячь смоль очей – гробницу мою.



***

Грозная сила землетрясение!
И молния – небес сотрясение.
О, сколько в божьем мире зловещего!
Трясется земля – молит о помощи…

Бушует стихия в океанах и морях,
Солнце и луна трепещут в небесах.

Пусть дрожит земля от сил невидимых,
Замирая в жилах, леденеет кровь.
Вздрагивает сердце пусть в моей груди,
Лишь одной стихией с именем любовь.

***

Грешен я, виновен пред годами,
Не смог как подобает дни прожить.
Пусть грехи предстанут перед глазами,
Готовые их как стрелы мне пронзить.

Жизнь прошла, не воротить ее назад,
Где ж найти ответ, летам мне что сказать?

Тернист, суров, томителен мой путь,
Друг за друга опасаемся судьба и я.
Упустил я счастье невзначай из рук,
Не вернут ее ни плач, ни мольба моя.



***

Наступит день, тот мрак, что окутал мир,
Заползет и в твою душу как змея.
Тогда оглянувшись назад лишь на миг,
Увидишь пред собой ты свои глаза.

Сердце с укоризной взор начнет сжигать,
В пепел беспощадно тебя превращать.

Несемся стремительно по времени реке,
Настанет срок, всем судьба по делам воздаст.
И глаза, что зрели мир во всей его красе,
Увидят, как сумрачным стал он в этот час.



***

Между нами пронеслись потоки лет,
Не смогли остановить бурную реку.
Оставило время на лицах наших след –
Я выбрал этот берег, ты на том берегу.

Надо мною ныне властвует печаль,
Боли на каждой строфе моей печать….

Ангел мой, снова даруешь мне любовь,
Непокорны этим летам ни ты, ни я.
Как прежде стало биться сердце мое вновь,
Снова мне с ума сходить бы от тебя.
***

Говоришь: «Мне не жить без тебя ни дня,
Умрем только вместе, я всегда с тобой»
Скажу: «Милая, безумная моя,
Я жив на этом свете, пока ты со мной».

Голубка, не плачь, не изводи меня,
Радуйся жизни, к чему терзания?

Снова покатилась по щеке слеза,
Проклинаешь смерть. Но жить так нельзя.
Если ты…. Нет, любимая живи,
Если я, то в сердце меня похорони.



***

Я в северную стужу пылал огня сильней,
Леденил меня нещадно южный зной.
Однажды, прильнув ты к груди моей,
Шептала: «Твое сердце останется со мной».

Говорила: «Вместе с сердцем твоим я,
Даже твой след на снегу оставлю у себя».

И север мне чужбина, и не свой мне юг,
Стынет мольба моя, к тебе ей не дойти.
Льды уже давно заковали мою грудь,
И где-то на снегу застыли следы мои.



***

Меня испытаний не лишай, мой бог,
Выпить чашу горькую я готов до дна.
Пусть в адском пламени полыхать мне вновь,
Пусть не кончится страданий череда.

Негде голову мне преклонить на свете,
Только на любовь уповаю всем сердцем.

Ты – великий Господь, лишь безумец – я,
Под твоей властью весь этот дольний мир,
О Всевышний, любви не лишай меня,
Дай с блаженной болью умереть. Аминь.
***

Нещадно меня осуждаешь порой,
Ранишь ты больно, до глуби души.
Тяжко возражать чаровнице такой,
Ну что же я скажу, и осмелюсь ли?

Ты, зная прекрасно, чем я живу,
Меня предаешь смерти за что? Почему?

Огнем перестань с полуслова пылать,
Не стоит впустую плести кружева.
Вместо тысяч слов тебе лучше сказать,
Имя любимого – «Фируз Мустафа».



***

«Поздоровалась вновь от смущения,
Хотя с тобою дважды виделись уже».
Я в ответ: «Очень рад, мне милая,
Дорого каждое твое приветствие».

Здороваться, что это?– «Добрый день! Привет!»
День бы добрым не был, если тебя нет....

Приветствуй меня на дню хоть тысяч раз,
Ожиданьем твоих приветов я томлюсь.
Зарплату получают в месяц лишь раз,
А здороваться – счастье, к ней и стремлюсь….



***

Почему так долго длится моя жизнь?
И к чему мне это долгоденствие?
Похоже, побуду я еще в живых,
Но когда же сердцу обречь спокойствие?

Один вопрос приводит меня в смятение,
Кто сказал, что жизнь лишь мгновение?

Когда меня закат укроет пеленой,
Уже манит рассвет теплою волной.
Может обо мне забыл ты, Господи?..
Вовсе нет, я жив…. Помилуй и прости!..
***

Тем, кто жаждет выпить, уловок пруд пруди:
Безденежье – повод, причина – деньги есть.
Дождь, снег, безводье – мотив как не крути…
Покуда есть желанье причин не счесть….

За здравие, упокой – выпить не грешно,
Плакать, иль смеяться – причина все равно.

Коль душа твоя просит наслажденья,
Мой совет – ты лучше не ищи причин.
Честный человек не ищет оправданья,
Волен он без повода веселье учинить.



***

Вряд ли здесь я смогу след оставить свой,
Вряд ли здесь я смогу обрести покой.
Обратила в прах цветущий сад любви,
Одним-единственным словом своим ты.

Растерзала душу, счастье отняла,
Сгубила жизнь мою, уничтожила.

Любви разорвалась тонкая струна,
Сомнения сердце затуманили.
Нет теперь страсти Меджнуна у меня,
Ни крупинки у тебя верности Лейли.



***

Жив белый свет еще, течет жизни река,
В небе светит Солнце, красуется Луна,
До зимы далеко, вновь царствует весна,
Слава Всевышнему, все как прежде пока…

Жив еще степей простор, озер синева,
Цветут в полях цветы, зеленеет листва.

Где-то боль, страданье, свадьба здесь гудит,
Один превращает в прах, создает другой.
Со мною рядом, к счастью, верный друг стоит,
И, слава богу, где-то враг не дремлет мой.
***

Красавицы поэтов не жалуют теперь,
Нынче наступили времена дельцов.
Стали перед роскошью благоговеть,
Вчерашние критики полных кошельков.

Другие совершенно нравы у людей,
И настал черед совсем иных дней.

Когда пойдет речь о сегодняшних днях,
Тебе скажут: «Стихами не будешь сыт».
Полюбить смогли бы чаровницы опять,
Но, пышность и блеск не дают им …любить.



***

Издавна божий мир в моих глазах такой –
Свет и тьма – создал таким его Творец.
Шагают неотступно по жизни со мной,
Любовь и разлука – терновый мой венец.

Мир подчас сжигает дотла как молния,
Порой ароматом роз дурманит он меня.

Мир – где c собой лицом к лицу я сам,
Пеленой укроет душу стылую.
Мир – это источник моих слез и ран,
Для радости моей стал могилою.


***

Волшебной трости будто мановением,
Все, что радовало глаз нам вчера.
Окажется ничем в одно мгновение,
Если мода велит, что сменить пора.

Забудутся роскошные имена,
И книги, наряды, погоны, чины.
Дворцов, особняков пройдут времена,
Комфортные лайнеры, увы, не вечны.

Неподвластна моде лишь она одна,
ЛЮБОВЬ в древнем мире вовек молода.

***

Бедного заботит его нищета,
Богач над каждой копейкой дрожит.
Многим еще невдомек пока,
Что несчастиями богатство грозит.

Не манит нищего чужое добро,
Тысяч раз восхвалит судьбу за гроши.
Тот, кто нашел в злате счастье свое,
Не может посмеяться хоть раз от души.

Недоедая сыт немногим один,
Другой ненасытен, алчбой изводим.



***

Хотел посмотреть я этот новый фильм,
Но билетов нет, – кассир мне говорит.
Жив еще интерес к фильмам о любви,
Полюбить, однако, исчерпан лимит.

Однолика сегодня любовь, страсть,
Будто модный один и тот же фасон.
Плата наперед, цен и денег власть,
Наличность – самый ценный эталон.

Видать, в одном фокусе застряла жизнь,
Словно снятый с одного ракурса фильм.


***

В море рекламы ночи нежатся,
И это новый век. И нефтяной бум.
Петушки с «хохолком», пьянь куражится…,
О счастье таком разве грезил твой ум?

Ужель блаженство то, друг благословенный?
Что ни шаг бары, там невежды, там сброд.
Честного «учит» мошенник отменный.
Ироды горланят, губя людской род.

Новый век наступил с новой «страстью»,
Душа опустошена этой напастью.

***

Начнем знакомиться, люди,
Друг от друга к чему отдаляться?
Этот Мир на всех нас един,
О наболевшем давайте, справляться.

Познакомимся без всякой корысти,
Как дипломаты не станем встречаться.
Созидать и творить будем вместе,
Жизнью всем миром наслаждаться.

Одна Луна у нас и Солнце одно,
А если вдуматься – один и Бог.




***

Убедился вновь, как гадок этот мир,
И мерзостным был с головы до пят.
К раздорам, ссоре, войне он привык,
Напрасно я тешил надеждой себя.

В нем все неправильно, не по-людски,
Коварному предательству имя любовь.
Умом до него если сможешь дойти,
Его недоступная истина – ложь.

Измучено, разбито сердце тоской,
Горю я желаньем уйти в мир иной.


***

Как же описать мне в десяти строках,
Красоту этих глаз, нежный твой каприз?
Лишь одно тебе скажу, ты мне дорога,
Недотрога моя, хрупкий мой нарцисс.

Солнце и Луна любуются тобой,
Затмила ты их своею красотой.
Не видел я лучше, милая скажи,
Может, во Вселенной нет такой, как ты?

Равных тебе я отыскать не смог,
Мне кажется, в тебя влюблен сам Бог.
***

Длинная дорога на свете, моя лада,
Между языком и глазами лежит.
Голос правды ты уловишь во взглядах,
Бьется меж слов он, намеками звучит.

Не проронив слова тебя боготворил,
Талисманом души моей ты была.
Мне очи твои признавались в любви,
А в словах ненависть всю понять дала.

От меня до тебя лишь рукой подать.
Дороги от глаз до слов конца не видать.




***

Небеса окутал тоски сплошной туман,
Не сияет солнце в царстве темноты.
Разрывая волны, пройдя сквозь ураган,
Я стремлюсь к гавани с названием «ТЫ».

Но где же та гавань, где же тот причал?
Быть может, лишь мираж мне глаза ласкал?
Что ж так бьются волны, штормит океан?
Кто найти поможет мне тот тихий стан?

Ты моя надежда, мое убежище,
Конечный мой причал, мое пристанище.


***

Твоя улыбка – тайна, очарование,
Блаженство – очей твоих сияние.
Невыносим мне их леденящий взгляд,
Пламенем печали словно я объят.

Ты своей улыбкой жизнь даруешь мне,
Счастьем бесконечным поверь, она полна.
Коль твоей души досадный слышу смех,
Будто смерть звонит во все колокола.

Приди, немилостью томи меня вновь,
За одну улыбку жизнь отдать готов.
***

Знай, все поэты братья на этом свете,
Неважно, где родился, жил в каком веке.
Они довольны, хоть впроголодь живя,
Цветением садов, песней соловья.

Силой слов пленяют сердца вновь и вновь,
Коих не покорит ни злато, ни барство.
Горячо, сердечно воспевают любовь,
А нелюбых царей – холодно, бесстрастно.

С запада, востока, севера, юга…
Знай, все поэты братья друг для друга.



***

Словесности дельцов развелось орда,
Лавры пожинают рифмоплеты одни.
«Монстры-поэты» без всякого стыда,
Поэтам истым рвутся заслонить пути.

Где Сабир, Байрон, Шиллер, Физули?
На ристалище слов кто произвел фурор?
Лживые таланты и мыслители,
Лишь только умеют навлекать позор.

Серые, черные, белые стихи,
У стихов цвет один. Иные пустяки.


***

Целого романа стоит случай тот,
Одну любят двое – сын да отец.
Любовь запретить не в силах ни кто.
Чем только не дивит нас белый свет?

Родитель не промах, хитер, при деньгах,
Строен, молод, добродушен сын.
«Кровные враги» тайно на ножах,
Словно в их душах нещадный гнев застыл.

…Ну, что дальше? Вопрос к месту, конечно,
Так ведь «сериал» это, длится вечно.

***

Как ты мог сравнить поэзию с вином?
Сказал, для услады, блаженства она.
Полноте, милый друг, испокон веков,
Стихи для сердца, сознанья и ума.

Не забавы ради затеял спор, поверь,
Истая поэзия это в сердце дверь.
Слагают ныне строфы многие, учти
Нелегко достойных среди них найти.

Неважно мне, кто пишет, ты иль другой,
Но стихи стихами должны быть, дорогой.



***

Вот она, свобода! Наслаждайся друг.
Куда душе угодно можешь полететь.
Если родину сменить пожелаешь вдруг,
Ее в любой стране можешь ты обреть.

Свободен от забот, отношения,
Не зависишь от денег, положения.
Рассветы, закаты не значат ничего,
Волен ты во всем, свободен от всего.

Потом: ко всему ты остынешь, тогда,
Придет смерть. Помни, вольна лиш она.


***

С пылу жару прямо из жаровни дум,
Вылетают слоги, строфы и слова….
Нынче пишет всё, что взбредет на ум,
И стар, и млад, сторож, духовенства глава….

Все, кроме поэтов, кому не лень творцы,
Пенсионер, педагог, цирюльник, тамада,
Сыщик, тракторист – поэты, мудрецы,
Настрочат вам без особого труда.

Ни к чему им муза, вдохновение,
Не счесть рифмоплетов к сожалению….

***

Словно вся улица засыпана зерном,
Подобно цыплятам, бегущим на «цып-цып»,
На лету всей стайкой набились битком,
Юные девчонки в один громадный «джип».

Дребезжит, сливаясь с рэпом хип и рок,
Полиция стоит на ногах с трудом.
Прохожих картина ввергает в шок,
Кутит ночной город в угаре хмельном.

А в барах льется шампанское рекой,
За углом девчонку бьют всей толпой.



***

Господи прости, но иногда себя,
Чувствую грешным за правдивость я.
Может быть, я все же грешен потому,
Что в мире, в грехах увязшем живу?

Друг против друга ложь и истина,
Молчу – я греховен, грех и говорить.
Грудь мне разрывают боли выстрелы,
Не пишу – виновен, и грешно творить.

Умереть не терпится. Ах, как же умереть?
Самый величайший грех на свете – смерть.



***

Я черное зеркало, чернее черного,
Порой забываю, кто такой я есть.
Усталый взор, тело изможденное,
Я живое зеркало, зеркало-человек.

Черным меня видишь с головы до ног,
И себя, и друзей, и весь белый свет,
Не ценишь тех, кто тебя чувствовать мог,
И был бы ты всегда чьим теплом согрет.

Я черное зеркало, в душе белым бело,
Но это тебе, глупец, видеть не суждено.
***

И мечеть, и церковь это божьи дома,
И мулла, и батюшка – рабы Всевышнего.
Господи, мне на миг радость подари,
Молю тебя, путь мой светом озари.

Все в твоей власти, и небо и земля,
И крошечная пыль, и Вселенная.
Увязли мы в грехах с ног до головы,
Хоть когда-нибудь их искупим ли?

В доме Всевышнего божьи рабы…
Господи, помилуй, слуг своих прости.



***

Земля – раскрытые ладони Творца,
Мы на ней как птички в поисках зерна.
Не секрет, что день тот недалек, когда,
Нас всех настигнет сеть зоркого ловца.

Клубком свернувшись, спряталась змея,
Журавлиный клин летит над головой.
Резвится кто-то на божьих ладонях,
А кому-то жить с протянутой рукой.

Ладони к верху…. Просим Всевышнего,
Но все угодим в сеть, до последнего.



***

Не люблю я роскошь, от блеска я далек,
Мудрости нет места, где царит кошелек.
По сердцу мне сиянье ласковых очей,
Преданность всего дороже и милей.

Богатству подобны мои лишения,
И горести мои и страдания.
Богатство это жить как человек,
Достойно, с честью, и так же умереть.

Золотым дождем меня не удивить,
Подумай, чем еще мог бы восхитить?
***

Больше не цветет в моих глазах мечта,
Оттенила взор разлуки желтизна.
Милая, забудь, прошу, забудь меня,
Гляди, рука смерти к зеницам как близка.

Ты забудь печаль, забудь смятения,
Вознесется пусть душа к иным мирам.
Ночные свои забудь видения,
Как их забывала всегда по утрам.

Забудь…. Увял росток, не цвести ему.
Забудь…. Надежде стремиться не к чему.



***

Я тот самый Фируз, милый мой цветок,
Пусть даже в волосах больше седины.
Так же как и прежде родная, одинок,
Да горьких лет на облике следы.

Порывист, простоват я по-прежнему,
Немного доверчив, и обидчив я.
Но ярость и страсть не отдам никому,
Что горят пламенем в сердце у меня.

Я все тот же Фируз, тот самый Фируз…
На плечах моих одиночества груз.


***

Скажешь: соберись ты, наконец, умом….
… Ну как же мне собрать того, чего нет?
- Ни в какие рамки упорство твое…
…. А в твоих рамках благородства нет.

Скажешь: язык ты свой придержи…
… И так не говорю слов лишних я.
Скажешь: друзей забывать нельзя…
… Но они смогут и без меня прожить.

Скажешь: время твое не пришло.
Скажу: несомненно, наступит оно.

***

Друг мой Паганини, глаза свои открой,
Волшебную скрипку вновь прижми к груди.
Кровоточащая рана в мелодии той,
Стонущим строкам в стихах моих сродни.

Друг мой Паганини, оживи в руках,
Серебристые струны, пусть в них звучат,
Раскаты грома, ветер в облаках,
И утешат боль мою, сердце исцелят.

Друг мой Паганини, тебя не превзойти,
Слушал тебя кто, постигших где найти?..



***

Веют мои стихи холодком порой,
В них души огонь пылает не всегда.
Не льется там вино, и не пир горой,
Нет помпезности ни тени, ни следа.

Не собираю я вокруг себя народ,
Взору не предстанет друг говорящий тост.
Не жалуют особо подобных женщины,
Увы, не представлю я себя иным.

Коль пожелаешь сердце остывшее согреть,
Любовью готов к тебе всем разумом гореть.


***

Скажешь, как велик этот божий мир,
В нем предостаточно и добра, и зла.
Скажешь, как горести ноша тяжела,
И нас с нашей скорбью носит он один.

Скажешь, как далеки звезды и луна,
Весь белый свет – бесконечности туман.
Вселяет тысячи миров моя душа,
Этот мир для меня песчинка, обман.

Сказал бы я тебе, чем наш зримый мир,
Велик неизмеримо тот, что у нас внутри.

***

Все бело: небо, дождь, тропы, облака….
На белом окошке белый подснежник.
Словно белый табун несется река.
А туман, будто веер белоснежный.

Кресла и зал в одеянии белом.
Стены, пол, лампы светят белизной.
Чернокудрые девушки в зале светлом.
Читает белые стихи поэт седой.

Солнце в зените, тает белый снег,
Лишь черным дням моим конца-краю нет.



***

Той, что робким взглядом исподлобья,
Обвела с ног до головы меня,
Сказать загорелся я желаньем:
Готов в стихах воспеть тебя.

Пред красой такой теряюсь,
Избитых фраз своих смущен.
В дивном свете растворяюсь –
Я очарован, я пленен.

Природы ты любимое творенье –
Всей прелести ее ты отраженье.

Перевод Шахло Касумовой


**************************************
Мое постмодернистское сердце
Чует старость- предвестницу смерти.

Что ж, безумец ты иль гений,
Конец один, в том нет сомнений:
Кант, Рембрант, Пикассо, Дали-
Они ведь тоже все ушли.

Несемся резво мы к могиле,
Все вместе,- нищий и богач.
Кров волком воет в моих жилах,
Из сердца исторгая плач…
**


***
Вновь память мне дарит свой прошлый обман-
Осеннее утро, белесый туман.

Спит северный город во мгле перламутровой,
В нем- тишь и покой. И в нем – ты, рядом- я.
Тебя обнимает осеннее утро,
А ты обнимаешь меня.

В постельном тепле, в полутьме уютной
Чувствую время, что движется вспять.
И снова ты рядом со мною будто,
Но также меня покидаешь опять.

***

Выбрав из сотен красавиц небесных
Одну лишь тебя, мое сердце влюбилось.
А ты, чтоб со мною петь жизни песню,
Со стаей своей журавлиной простилась.

Цветок мой, весь мир подарила мне сразу!
Всем сердцем люблю тебя и всем разумом.

Коль мог бы, любил бы еще сильнее,
Мой ангел, в счастливый мир моя дверца!
Пусть слух о любви нашей по свету развеют
Сердце разума, разума сердца.

***

Верь, можно любить, подобно Меджнину,
И можно страдать, как Керем. Так и я:
Хочу быть рабом твоим в мире подлунном,
Кумир мой, а скажешь- умру за тебя!

Люблю тебя- я повторю вновь и вновь,
Свята и божественная эта любовь.


Последний, наверное, я во Вселенной,
Кто может любить любовью нетленной.
Не жить без тебя мне. Ты просишь: живи!
Но как? Погибаю от этой любви.

***
У меня в квартире зазвонил телефон.
Оказалось, сам Господь меня разыскивает.
Будто бы ударом тока поражен,
Замер я, и руки бессильно повисли.

Господь спросил просто: «Как твои дела?»
Сердце сладко билось, гласу его внемля.
Стал богаче всех я – нет бедности и зла!
Подарил Господь мне и Луну, и Землю.

Я от телефона теперь не отхожу,
И звонка от Господа каждый вечер жду.

***

Если полюбил ты – значит, полюбил.
Если снова любишь – значит, ты живешь.
Если ж мрак на сердце радости затмил,
Даже не старайся – меня ты не поймешь.

В стихах моих нехитрых каждая строка –
Для тех, что любили и любимы были,
Что знают, как любовь бывает нелегка:
Пред нею все равны – и слабые, и сильные.

Все, что написал я, – скажу без прикрас, –
Влюбленные и любящие, это – для вас.

Забудь, не вспоминай

Сердце мое от горя ослепло,
Разлука гнездо в нем свила из пепла.
Не хочу я в прошлое возвращаться,
Только не могу с ним никак распрощаться.

Согреть меня не в силах и пламя костра,
Знобит меня, хоть на дворе – летняя жара.
Все мои любови в архивы заброшены,
И сам я – всего лишь витрина для прошлого.

Души опущен занавес. Тишина…
Забудь меня, милая, не вспоминай.


Свидания больше не дружат со мной,
Хоть стал и короче путь расставания.
Задаюсь вопросом я, друзья, порой:
Может быть, разлука – она и есть свидание?

Может быть, не стоит былое ворошить?
Может быть, у жизни – такие устои?
И значит, не стоит пред жизнью грешить –
Стенать и страдать о прошлом не стоит.

Плачет надо мною туч пелена.
Забудь меня, милая, не вспоминай.


В мире нет лекарства от боли моей,
Да и ты страданий добавляешь тоже –
Хоть видишь неизбывный слез моих ручей,
Будто бы рубанком сдираешь с сердца кожу.

Странно, что завидует кто-то моей боли,
Жить им тоже хочется, от любви сгорая…
Не переоценивай силу моей воли,
Ресниц своих стрелы в глаза не посылай мне.

И не приходи ко мне, и не утешай.
Забудь меня милая, не вспоминай.

Tərcüməçi Yelizaveta Kasimova
**

Любите женщин всех, любите всей душой!
И матерей своих, сестер и ту, что стала вам женой.
Они- хрустальный отблеск в каждом доме,
Они-и роскошь, и богатство, и покой.

Любите женщин всех, любите всей душой!
Их нежность не сравнится с розой.

Она на ранг всевыщнего возведена,
Зимой грустит, а радость ей приносит лишь весна.
И женщине от бога удача скульптора дана,
И жизнь, и дух вселяет в свое творение она.

Tərcüməçi Təranə Məmməd

**
Любите всем сердцем всех женщин на свете-
Мать это, сестра или ваша любимая.
Живем мы, их силой хрустальной хранимые,
Они- все богатство, что ест на планете.

Любите всем сердцем всех женщин на свете!
Они- как цветы или ласковый ветер.

Они улыбаются- все расцветает,
А плачут- мир сковывает мороз.
Они нас рождают и вдохновляют.
От Бога- желания их, и- от звезд.

Tərcüməçi: Yelizaveta Qasımova

***


Кажется, старость уже на пороге,-
Постмодернистское сердце в тревоге.

Рембранд, Пикассо, Дали, Мирджавад,
Сервантес, Ахундов, Хемингуэй, Кант…
Будь ты хоть умным, хоть одержимым,
Конец нашей жизни без смерти немыслим!

Скачешь как конь в направлении смерти,
Каган иль небоже - какой в этом толк?
Язык мой эпитетом мысль мою встретил:
Вся кровь в моих жилах воет как волк.

Tərcüməçi: Эльдар Пири


3 dəfə oxundu

Axtarış