МОРСКОЕ КОЧЕВЬЕ (повесть-притча)
Müəllif: Firuz Mustafa


2017-10-03 09:26:25





Повесть «Морское кочевье» создана в форме обобщения, которое созвучно с художественно-философскими тенденциями играющими ведущую роль в современной мировой прозе.
И. Аббасов,
литературовед

Произведение Фируза Мустафы «Морское кочевье» напомнило мне «Старик и море» Хемингуэя. Однако здесь удачно отражен совершенно другой вопрос – единство и гармония человека с природой.
Дж. А л и б е к о в,
писатель

Фируз Мустафа это личность, который в жизни и творчестве своем неотъемлемо связывает традиционность и современность. И это единство ярко выражено в повести «Морское кочевье».
Э. А б б а с ов,
философ

Идея этого бесценного произведения о дружбе и любви это подтверждение испытанной веками мысли – зло порождает зло, добро пробуждает добро, и вся живность часть природы.
Сабир Б а ш и р о в,
философ-критик

Повесть-притча «Морское кочевье» …напоминает мне дух романов-притч Паоло Коэльо, автора наиболее читаемого во всем мире, несколько произведений которого я перевел на наш язык, и вовсе не уступает по художественной значимости тем произведениям.
Нариман А б д у л р а х м а н л ы,
писатель

Проносящее вас по волнам радости и страданий произведение «Морское кочевье» изумительно красиво.
Ильяс Т а п д ы г,
поэт

На примере творчества Фируза Мустафы я вновь загорелась любовью в азербайджанскую литературу и характер, и решила читать его произведения в оригинале. И добилась успеха. Как невероятно богат, благозвучен и таинственен азербайджанский язык! Теперь я занимаюсь переводами с этого языка. Произведения Фируза Мустафы мне дороги и очень близки.
Ш. К а с ы м о в а,
Узбекистан.

Очень талантливая обработка. Думаю, что лет через 200 по этому тексту кто-то после нас прочитают историю человеческой цивилизации уже не как миф, вроде легенды о Гильгамеше или Илье-Муромце, а как бытие. Очень надеюсь.
Марина С е в е р я н ка


Притча многозначительна.
Сюжет интересный и крутой. Найдите переводчика-стилиста,
чтобы он не калькировал, а реально на русский перевел
эту притчу содержательную.
Л ё м а И б р а г и м о в 12.01.2011

Хорошая притча, (несмотря на обилие сцен борьбы и драки в море), это добрая сказка.
Л и л и я З а г р е т д и н о в а

Дочитала я Вашу прекрасную повесть и подумала, - писатель это всегда философ. В противном случае - это не писатель.
"...Твое спасение - в тво-их деяниях. А если ты совершил зло, то все то, что ты уничтожил, однажды уничтожит тебя. Сущность всего живого схожа. Все, от мала до велика, живут по единым законам природы. Но чело-век не всесилен."
"... Тугай в эти минуты понял, что в мире нет ничего не-одушевленного, ничего бессловесного; у камня, у дерева, травы, ветра, воды – у всего на свете, так же как и у людей, есть свой та-инственный мир."
И философия автора, заключенная в этих строчках актуальна во все времена.
Лейла С а б з а л и


Очень добрая притча.Читала с большим удовольствием.Добро всегда возвращается добром.Я уверена, что добра на земле больше,чем зла.Вы огромной души человек.
Надежда Т и х о н о в а

… во мне вдруг проснулся маленький мальчишка, который когда-то впервые прочел нечто подобное, это был "Пегий пес бегущий краем моря"… теперь я могу рассуждать а тот мальчишка просто чувствовал и мог плакать, читая о сильных и романтичных людях, живущих у самого моря, Эта повесь возвратила меня в детство, спасибо это глубокое произведение его стоило прочесть.
Василий Л ы к о в

"В этом мире у каждого живого существа есть свой голос. Свой голос есть у печали и свой голос есть у счастья…
И теперь счастье пело свою песню…"

"всё, что происходит в мире, связано между собой незримыми нитями."
"Иногда одного мгновения достаточно, чтобы познать истину."
"мир от невзгод может спасти не только единение людей, но и солидарность всех живых существ."
Песня любящих сердец, создающая целостную картину мира, сотканного из любви и преданности, веры и неисчерпаемой мудрости.
Гимн единству природы, человека и всего живого на земле.
Идущая

Красивая и поучительная притча. В ней много символов и оригинальных метафор.
Алия А л и

Удивительная сказка!
Сколько в ней мудрости!
"Оказывается, чтобы познать истину, не обязательно принадлежать к миру людей. Правда открыта не только человеку. Тугай теперь уже был абсолютно убежден, что всё, что происходит в мире, связано между собой незримыми нитями. И что все кем-то управляется; и не обязательно прожить долгую жизнь, чтобы познать всю благодать бытия. Иногда одного мгновения достаточно, чтобы познать истину."
Татьяна К о ж у х о в а

Да, вот такая современная азербайджанская литература... Слава ей!
Фильмы сейчас делаются аниматорами индивидуально. Если среди читателей кто умеет делать мультфильмы, посмотрите этот текст.
P.S.
заметки от любителя животных: точно подмечено, что многие большие птицы (и собаки) берут человека за руку, когда он делает мед. процедуры. Рыбы действительно могут общаться с другими животными, понимают своё имя и подаются дрессировке. Язык зверей понять легче, это так, и это просто стадия в освоении общения с более сложными ит опасными существами вроде человека. Поэтому дети естественным образом стараются дружить со зверями, это проще и соотв их уровню развития.
V.I.

Какая прекрасная сказка! Прочла с огромным удовольствием и даже представила этот триллер как кино.Это созвучно моим представлениям о мире. Даже когда машина не заводится, я на полном серьезе прошу ее сделать это. Ищите продьюсера! Говорю это вам тоже на полном серьезе.
Марина Х о в а н с к а я

От всего сердца Спасибо, за такое красивое повествование, читая все мое существо купалось в лучах Красоты, Чистоты, Гармонии и Любви.
Наталья К о л о п е н ю к

Nice story. Glad to see you here, cos i'm too from Azerbaijan. Do you live there now? or actually was born there?
P.S.
(Хороший рассказ. Рад видеть вас здесь… я тоже из Азербайджана. Вы живете там сейчас? или на самом деле родился там?)
Севиль Азизбекова

Чудесная сказка... очень нравится... добавляю Вас в избранные авторы... обязательно продолжу чтение при первой же возможности... спасибо Вам!
Нежный А н г е л -Э ли

…безбрежно красиво и трогательно...
...я тронута и очарована...рада что прочла...
с нежной теплотой, сердечно к тебе.
Мария Магдалена К о с т а д и н о в а

Очень трогательная и впечатлительная история...
Спасибо Вам за рассказ, Фируз муеллим!
Кифаят З е й н а л о в а (США)

… С интересом читаю Вашу прозу. Хотелоь бы, чтобы у Ваших героев всё окончилось хорошо.
Стелла С в е р д л о в а

Читая ваши произведения, всегда нахожу в них глубокие мысли, мы обычно почти не задумаемся о том, кто нас окружают, и почему нас покидают.
Я обязательно вернусь к Вашим произведениям.
Талия А б и т о в а

Прочитала с большим интересом и удовольствием.
Светлана Г р о м и н а

…Рассказ сложился добротно. Главное утешение в том, что и океан, и земля, и небо - единая сущность нашей планеты.
Артэм Григоренц

Интересное и яркое произведение!
Творческого процветания, Фируз!
Светлана Ш и а н с к а я

Очень красиво и трогательно. Пусть Вашему ЛГ улыбнется счастье... С теплом.
Л.Ю.

Очень понравился ваш этот рассказ, тронут.:) На стихи ру и на проза ру представлен Хасай Алиев - директор института стресса в Москве, тоже доктор наук, психотервпевт, писатель. Может он ваш земляк, я с ним подружился через этот сайт, может подружитесь и вы, очень интересный человек:)
Нурлан


ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ.СПАСИБО...
Марина А н т и п и н а

Читаю и опять перечитываю Ваши произведения.
Талия А б и т о в а

Я читала "Морское кочевье" с карандашом, уж так я устроена и выписала недостатки(моё мнение), которые немножко портят Ваше великолепное сочинение. Всё это я выслала, но Вы не получили. Как это сделать я не знаю.
Галина А г а п о в а

Читается на одном дыхании. Захватывающая история любви, дружбы и верности.
Тата С о ф и н с к а я

Только что я случайно написала рецензию со странички моего мужа.
Мне очень понравилась Ваша работа.
P.S.
Без лишней лести говорю - Вы -волшебник, Вы заставляете верить в чудеса, что есть ещё на свете любовь, дружба, верность...
Здоровья!
P.P.S.
Очень понравилась Ваша притча!
Я читала с удовольствием и, как ребёнок, всё ждала счастливого конца сказки....
Фрида Ш у т м а н

Удивительный у меня выдался сегодня вечер благодаря Вам, Фируз... Я читала, и такие светлые слёзы катились ручьём. Нет, я давно не наивная девочка. Сколько в Вас доброты, мудрости и света, Фируз. Вы так близко от Истины...Давно, очень давно мне не было так светло и волнительно от счастья читать такие строки, как будто в храме побывала, так легко и чисто на душе. Дай Вам Бог здоровья,его избыток не помешает, а остальное Бог Вам дал в достатке. С уважением Люда.
Людмила Курышева В л а д и м и р о в н а

Повесть "Морское Кочевье" сказка о всесильной силе дружбы и любви. Тугай очень положительный персонаж: прекрасный сын, которым гордится мать, верный друг своих друзей: рыбы, орла и собаки... Мне очень понравилась описание той связи, которую чувствовала мать к своему сыну, ее молитвы- просьбы о благополучном возвращение Тугая- думаю нашли отклик в сердцах многих матерей... При прочтении невольно вспоминаешь Хемингуэйя, и его произведение "Старик и море". Очень экспрессивно выписаны персонажи животных, их страхи и вера в то, что Тугай жив.
Madina I b a d o v a

Очень талантливая обработка. Думаю, что лет через 200 по этому тексту кто-то после нас прочитают историю человеческой цивилизации уже не как миф, вроде легенды о Гильгамеше или Илье-Муромце, а как бытие. Очень надеюсь.
p.s.
Так или иначе - работы Фирузa Мустафы действительно очень зрелые, и их приятно читать.
Марина С е в е р я н к а

Уважаемый Фируз -муаллим! Начала читать Ваш трактат и прервала себя- его нельзя читать бегло! Надо осмыслять каждую фразу- ибо уже при беглом чтении у меня зарождались вопросы.Очень интересно! вернусь к нему заново. С уважением
Гюльбениз Камарли 17.04.2013

P.S. На первый взгляд притча "Морское Кочевье"- сказка о всесильной силе дружбы и любви. Тугай - положительный герой: прекрасный сын, верный друг, бесстрашный воин . Экспрессия друзей, их страхи и вера в то, что Тугай жив, молитвы матери, любовь и вера в возвращение Тугая любимой девушки - всё сделало своё дело и Тугай победил смерть! Однако невозможно не задерживаться на глубоких мыслях, чтобы ощутить их вкус, дойти до глубины... Притча действительно потрясающая.Читая ощущаешь морской воздух, чувствуешь стихию моря, проникаешься чувствами героя в борьбе с чудовищем. Пройдя сложный путь вместе с героем, понимаешь, что что-то важное всегда находится рядом - незаметное, ускользающее от глаз. Но открыв сердце и думая о близких и родных, можно победить любого врага, можно победить смерть... Эта притча глубоко философская. Образ главного героя –Тугая, напоминает фольклорного героя Азербайджанских сказок –Маликмаммада- выходившего победителем из всех сражений с врагами.
Мне очень понравилось описание чувств матери к своему сыну, ее молитвы- просьбы о благополучном возвращение Тугая... Думаю, каждый читатель находит в этой сказке мысли, созвучные его мыслям, духовному настрою... Сказка актуальна на сегодняшний день! Эта притча по своей глубине и философскому содержанию ничем не уступает роману Пауло Куэльо "Алхимик", ставшим мировым бестселлером . Каждый человек , читая эту притчу- найдёт в ней мысли , созвучные своим. Всякий раз читая Фируза Мустафа нахожу новое и интересное. Азербайджан имеет достойных философов- мыслителей, одним из современных которого является Фируз Мустафа
Гюльбениз К а м а р л и (Германия)

Wi shutja podnjali wajnie problemi. W (1437?)gody w feodalnoy Florencyi bila perwaja zabastowka rabotnikow manyfaktyry, ytwerdilisj kapitallisticheskie otnoshenija. Idet jestokaja borjba megdy feodalizmom i kapitallizmom. Lenin wospolzowalsja nerawnomernim razwitiem kapitallizma i wosstanowil rabowladeljcheskyi stroy, s trudowimi knigkami krepostnix. Ego posledowateli feodali-oligarxi woorugeni wodorodnoy bomboy dlja unichtogenija kapitallistow. Wkonce-koncow feodalism, wozmogno bydet pobegden - nastypit wseobschyi MIR, stolicey bydet KASAN, jasyk tatarskyi, ato ja yge nachinaju ego zabiwatj. Kagdyi chelowek dolgen imetj papy mamy i rodnoy jazik. Yspexow Wam! (Iz Rossii odin awtor pishet, chto pri Bregnewe on mog probowati kotlety. Teperj takoy wozmognosty net. wot, chto takoe feodalism!)))
(Esli skreswtitj eja so zmeey - polychitsja dwa metra koljuchey prowoloki))). Mozg rabotaet strogo po zakonam dialektitiki. No on widit Mir tolko na 5%, yslownimi refleksami. WE MOLODEC!
Любек Ш а м с у т д и н о в 22.04.2013

Мне очень понравились ваши слова: "Если мы отнесемся к миpу так, как отнесся к нему Создатель, сотвоpяя его - миp станет pаем на земле".
Ирина Н е к р а с о в а 02.11.2012

Очень волнительная история, а сколько мудрости несет в себе...
Чем закончится не знаю, но любовь всегда торжествует!!!
С уважением,
Абрамова (Ставрополь) 05.06.2013

С благодарностью за хорошее произведение.
С уважением,
Елена К о ю ш е в а
26.04.2013

Дорогой, Мустафа! Вы очень умный по жизни человек. Добра вам, счастья и здоровья. С уважением к вашим произведениям,
Виктор Е ф р е м о в
25.03.2016


Интересно.
С уважением,
Наталья М а л ы ш е в а 15.06.2016

Как военный моряк, вышедший из Тихого океана после восьмибальной бури, не только прочитал вашу книгу "Морское кочевье", но даже в продолжении всего романа переживал всё пережившее вместе с Тугаем.
Мубариз Ахмедов 20.06.2017





Это произведение изменит ваш взгляд на Вселенную.
После того, как прочитаете это произведение, будете смотреть на мир другими глазами.

Фируз МУСТАФА



МОРСКОЕ КОЧЕВЬЕ
(повесть-притча)


...И кто сделал на вес пылинки добра, увидит его,
И кто сделал на вес пылинки зла, увидит его.
Коран, Сура «Землетрясение», 7-8.

Будь верен до смерти…
Апокалипсис 2:10

Цветок жалуется утреннему небу, потерявшему все свои звёзды: «Я потерял росу».
Р. Тагор

Конечно, ты понимаешь язык птиц, зверей, рыб, разговариваешь с ними. Даже можешь беседовать с цветами и травами. А можешь ли ты понять язык окружающих тебя людей? Веришь ли ты, что эти люди чувствуют и понимают тебя? Что же ты молчишь? Ответь…
***
Это невероятная история - не вымысел. Я услышал её из уст старого рыбака.
** *
… от Тугая известий не было.
Мать Тугая, не могла найти себе места.
Был день. Но женщине казалось, что стемнело, что солнце преждевременно закатилось.
Женщину охватил ужас. Сначала шепотом, затем громко позвала сына: «Тугай , сыночек…» Ей показался чужим собственный дрожащий голос. Будто он доносился издалека, чуть ли не из глубины пропасти.
Бесшумно, незаметно проходило время. Безмолвие словно покрыло все пеленой холода, невидимой для глаз, но которое ощущало только сердце.
О Тугае не было никаких известий.
«Тугай, сынок… Где же ты ?»

* * *
На окраине маленького поселка, с расположенными впритык дворами, стояли два маленьких дома, облицованные красным керамитом. Крыши этих домов издалека напоминали два заячьих уха. В одном из домов жил юноша по имени Тугай со своей матерью. А в соседнем доме жила девушка по имени Шахла. Об этом чуть позже… А пока что продолжим рассказ о поселке и Тугае.
Жители поселка, в основном, занимались рыболовством. Сам поселок находился вдали от моря, но благоухание могучих волн, наполненное запахом водорослей и влаги, здесь явно чувствовалось. Работа людей зависела от направления ветра: они старались выходить на ловлю рыбы только в благоприятную погоду.
Это был один из обычных дней.
Приставив ладонь козырьком ко лбу, мать Тугая взглянула на небо. Вдали показались серые облака с белёсыми краями. Но постепенно сгущающиеся серые тучи расстроили мать. Кажется, тучи начали сгущаться и над морем.
По расчетам матери, Тугай давно уже должен был вернуться с моря. На сердце у нее стало тревожно: «Почему сын запаздывает? Может быть, начался шторм? Или сеть его еще пуста? А если что-то случилось? А может быть…». Мать не сводила глаз с дороги. Но вестей от Тугая не было.
Юноше, с детства потерявшего отца, с ранних лет пришлось пройти сквозь огонь и воду. Вместе с матерью он не раз помогал соседям, друзьям, знакомым. И хотя их семья состояла из двух человек, жить им было непросто. В этих краях по пальцам можно было сосчитать тех, кому хорошо жилось.
Словно все говорило о том, что всевышний забыл о существовании моря, маленькой деревушки на ее берегу, ее жителей. «Нет, сынок, видно мы забыли Господа. А всемилостивый и милосердный никогда не забывает о тех, кого он сотворил… Просто, многие люди уже не желают в поте лица зарабатывать свой хлеб. В погоне за шальными деньгами, ищут легкие пути в жизни. А Господь ценит честный труд и всегда воздает по заслугам…» Эти слова мать Тугая любила повторять…
И слава Богу, Тугай был не из тех, кто боится трудностей. Молитвы его матери, произносимые напевно порой шепотом, а порой вполголоса, укрепляли в нем рвение к труду…
В последнее время Тугай сдружился с рыбаками. Иной раз, по ночам он отправлялся с ними в открытое море на ловлю рыб. Большая часть пойманной рыбы продавалась. Но часто от старого рыбака, с которым Тугай выходил в море, им на стол перепадала мелкая рыбешка. В такой момент сердце матери переполнялось гордостью за сына.
Женщина хорошо понимала, как тяжело ему заработать на хлеб насущный. Ей было известно и то, что Тугай не раз был свидетелем и даже участником рукопашных боев пожилых рыбаков. Конечно, было и смешно и горько видеть, как из-за богатых рыбой участков взрослые дети, словно проказливые дети ругаясь бросаются с руганью и кулаками друг на друга. Немудрено, что во время кулачных разборок и Тугаю не раз получал тумака от этих грубых «людей моря» - рыбаков. Но Тугай ни разу ни слова не сказал об этом матери; мать узнавала обо всем от соседей и радовалась тому, что сын умеет держать язык за зубами, и в душе воздавала за это хвалу Господу. Ведь если человек не болтун, то это говорит о цельности его натуры.
От Тугая не было ни слуху, ни духу…
«Тугай, сынок, где же ты?».
***

Не только мать беспокоилась из-за отсутствия Тугая. Метавшийся по двору пёс часто засматривался на горизонт. Обычно он заранее чувствовал, когда его друг возвращался с моря. Задолго до прихода Тугая, пёс бесшумно стоял у ворот и смотрел на дорогу. На самом же деле не только мать и пёс ждали возвращения Тугая. Беспокойно метались и другие его друзья – орёл и рыба.
Тугай очень любил птиц и животных. Для своих «друзей» он создал во дворе все условия. Собака жила в конуре, выстроенном из глины и камыша, орел – на чердаке, рыба – в бассейне. И как ни странно, пёс, орёл и рыба были дружны не только с Тугаем, но и между собой. Соседи, узнав про их дружбу, только диву давались: как такое возможно? С утра до вечера орёл и пёс были неразлучны. Это ещё что! В знойные дни орёл и пёс гостили у рыбы. В такие времена все трое – рыба, орёл и пёс плескались в воде и резвились, как малые дети. Мать и Тугай раньше не обращали внимания на их поведение. Теперь же они не сомневались в том, что «друзья» нашли общий язык. Они общались между собой почти, как люди. Эти необыкновенные существа, которые не ладили между собой в дикой природе в этом дворе стали закадычными друзьями.
Тугай каждому из них дал имя. Рыбу с умными блестящими глазами нарек Йагутом, орла с большими крыльями – Айгутом, а пса – Гайутом. Если вы заметили, то все имена происходят от имени Тугая. И что самое удивительное, каждый из этих зверей откликался на свое имя. Стоило Тугаю сказать: «Айгут» - как орёл подлетал и садился ему на плечо. Гайут, услышав свое имя, в мгновении ока с лаем подбегал к Тугаю и становился перед ним на задние лапы. И Йагут не оставлял без внимания зов дорогого друга. Услышав свое имя из уст Тугая, рыба, словно сабля из ножен, выпрыгивала из воды и, описав в воздухе круг, запрыгивала обратно в глубь бассейна.
Соберутся бывало друзья у бассейна, когда дома никого нет, и о чем-то подолгу переговариваются на только им понятном языке.
Тугай иногда присоединялся к этой компании и слушал «разговоры». Со стороны казалось, что они и в самом деле что-то горячо обсуждают.
Знакомство Тугая с каждым из друзей имело свою предысторию.
Пса ему подарил один из дальних родственников. Дело в том, что родственник желая избавиться от щенят собаки, которую когда-то в нашел в лесу и приручил, собрал их в мешок, отвел в дальнее село и выпустил там в лес. Через несколько дней один из щенков, преодолев длинное расстояние, вернулся назад к своему хозяину. Попытки завести щенка подальше в лес не увенчались успехом. Хитроумный щенок возвращался домой из «дальних странствий» живым и невредимым. И вот однажды, когда хозяин, уставший от выходок щенка, задумался о более жестких мерах, к нему в гости пришел Тугай. Выслушав рассказ о «геройстве» щенка,сунул собачку в мешок и принёс домой. Побыв на привязи на длинной ржавой цепи день-другой, щенок привык к новым домочадцам. Когда же его отвязали, он уже не покинул гостеприимный дом…
Дружба подростка с орлом началась весьма странно. Тугай, как-то возвращаясь с рыбалки, услышал среди скал какой-то шорох. Он свернул с пути, так как решил, что это змея. Но вдруг Тугай заметил прижавшуюся к отвесной скале огромную птицу и остановился; орлиный взгляд был зловещим. Кажется, «небесный тигр» был ранен. Тугай и орёл долгое время пристально смотрели друг на друга. Потом юноша осторожными шагами подошёл к птице и, нагнувшись, погладил ее по голове. Птица, вытянув шею, захотела расправить крылья, но не смогла. И только тогда Тугай заметил, что крыло у орла не раскрывается. Увидев, как из крыла птицы сочится кровь, Тугай понял, что не ошибся в своем предположении. Орёл смело обхватил своими когтями руку Тугая. Тот, приняв этот «жест», эту непринужденную манеру за знак дружбы, подхватил орла на руки и отнёс его домой. Мать Тугая смазала крыло орла целебным бальзамом и перевязала. Птица вскоре поправилась. Но, орёл, как видно, и не собирался улетать со двора. Однажды Тугай, взяв его на руки, отнёс на место их встречи – к прибрежным скалам. Но, вернувшись домой, он увидел, что орел прилетел раньше него домой, сидит во дворе и задушевно «беседует» с псом.
А рыбу Тугай вытащил из рыбацкой сети. Обычно в сети попадалась разнообразная рыба. Но до сих пор ни опытные моряки, ни Тугай такую рыбу не встречали: это было серебристое, нежное, красивое создание. Позже Тугай назвал водное диво «Йагут». Рыба сразу же привлекла внимание своими странными движениями: она танцевала как настоящая танцовщица, без устали выпрыгивая из воды. И как она это делала? Вытянувшись на хвосте, как юла крутилась то влево, то вправо, как затейник совершая забавно-смешные движения. Тугай был очень доволен тем, что спас ее, силой отняв у алчных рыбаков, и принес рыбу домой. Мать, если и была вначале к рыбе равнодушна, то сейчас уже нежно привязалась к ней; в свободное время без устали смотрела на завораживающий танец рыбы и от души смеялась…
…От Тугая все еще не было никаких известий. И «друзья» его поутихли. Как на зло не видно было и Шахлы, которая обычно в это время навещала мать.
Мать, беспокоившуюся за Тугая, мучил печальный, горестный вид «бессловесных» друзей сына. Да что же с ними такое происходит? Может, они что-то предчувствуют? Может им известно что-то?
- Да что же это с вами такое?.. Почему вы так притихли? Что приумолкли?
Мать и сама удивилась своим словам, нечаянно сорвавшимся из уст. К кому эти слова были обращены? К орлу? К рыбе? К псу? Разве они поймут то, что она им сказала?
Мать поразилась ещё больше. «Друзья», услышав ее, собрались у бассейна, и сначала тихо - «шёпотом», а затем всё громче начали «перешептываться»…
Вскоре опять воцарилась тишина. Пёс, тяжелыми шагами отошел от бассейна незаметно вышел со двора. Матери вдруг вспомнилось, что такое уже происходило. Гайут тогда «нашел» и привел домой припозднившегося Тугая. Как выяснилось позже, в тот день на море был шторм, и поэтому Тугай со своим другом-рыбаком заночевал в хижине лесника (лесного сторожа). А после Тугай рассказал, как примчавшийся пёс схватил его за полы пиджака и чуть ли не силком приволок домой – к матери. Может, Тугай снова заночевал в лесной сторожке? Может пёс снова найдет и приведет друга?
Но на этот раз пёс вернулся быстро. Наверное, это значило, что Тугай находится не так уж близко. Матери было хорошо известно, что ещё ни разу природное чутьё не подводило пса.
Когда пес вернулся, орел подлетел к нему. Раскрыв крылья он некоторое время недоуменно смотрел на Гайута, на пса. Пёс пару раз гавкнул. Услышав её жалобный лай, рыба заметалась в бассейне. Орёл же с громким гиканьем взметнулся в небо и несколько раз покружил над домом.
В это время, открыв калитку, во двор вошла девушка. Это была Шахла. Казалось, она пришла в этот поселок из сказки. Она робкая, с походкой джейрана, с осанкой газели, со станом кипариса. Как говорится, месяцу говорит – ты не выходи, я выйду; солнцу говорит – ты не выходи, я выйду. У Шахлы на этом свете была только мать. Но природа, казалось, создала их в явной противоположности друг к другу: если мать была нелюдима, то дочь – жизнерадостна, притягательна… На самом деле Шахлу вырастила бабушка, но некоторое время назад старушка скончалась и девушка была вынуждена жить с мрачной, неразговорчивой матерью. Она была одинока как Луна на небосклоне; ей казалось, что и Луна тоскует так же, как она. Но Луна на небе, а она на земле…
Мать на мгновенье оторвавшись от мира грез, вышла навстречу соседской девушке, вошедшей во двор бесшумно, словно безмолвная тень.
- Здравствуй, тётя…
- Здравствуй, доченька.
- Услышала гиканье орла и решила зайти. Не случилось ли чего?
- Случилось?.. Да нет… Просто, Тугай с моря еще не вернулся. Что-то мне неспокойно на душе, доченька!..
- Даст Бог, вернется, тётя. Не горюйте…
Но голос девушки, отчего-то при этом, задрожал. Шахла постаралась скрыть свою тайную тревогу. А тревога ее не была беспричинной. Прошлой ночью, лежа в своей кровати у открытого окна, Шахла долго любовалась звездами, мерцавшими на ночном небе. И в объятьях этой таинственной ночи, бескрайнего звездного полога, где звезду между собой шептались и подмигивали друг другу, она незаметно уснула. Под утро девушке приснился странный сон: будто лодка Тугая неслась по волнам. На голубой, прозрачной как слеза, воде были рассыпаны в бесчисленном количестве пестрые цветы. И самое удивительное было то, что кровать, на которой спала Шахла, точнее деревянная тахта, также плыла вслед за лодкой Тугая… Юноша улыбаясь, махал ей рукой и иногда посылал воздушные поцелуи. Кровать Шахлы словно превратилась в лодку. Аромат пестрых цветов, разбросанных по разноцветной дурманил ее. Шахла, улучив момент, набрав в горсть цветы, собрала их в букет. Капли воды, стекавшие с блестящих лепестков свежих цветов, рассыпались по груди, лицу девушки. Но холодные капли воды от чего-то обжигали ее лицо огненными крупицами. Проснувшись, Шахла, вытирая капли дождя, обрызгавшие ее через открытое окно, изумилась: Господи, эти капли дождя, также горячи, какими они привиделись ей во сне. Девушка подумала, что вероятно, жар воздушных поцелуев Тугая впитался в капли. Шахла, приподнялась на кровати и закрывая окно, в мутном голубоватом стекле увидела луноликую красавицу, смотревшую на нее. Удивление, кипевшее в ее сердце как родник, капля по капле увеличившись, превратилось в бурлящий водопад: она не узнала себя! Как же она выросла! Казалось, в этот момент некто посторонний следил за ней. А между тем Шахла по-прежнему спала одна в своей комнате. Шеки девушки заалели…
Шахла до сих пор была под впечатлением этого сна. Она все ещё помнила аромат приснившихся ей цветов. «Что же все таки могло случиться с Тугаем?» Девушка ужаснулась своим запутанным мыслям, но всё же сумела взять себя в руки.
Мать понимала, что по ушедшему в море Тугаю, больше всех переживает Шахла. Женским чутьем чувствовавшая это мать, видела ее переживания, читала по ее чистым как родниковая вода глазам, по волнению ее дрожащего голоса.
- Гляньте, и орёл вернулся, - взглянув на небо, сказала Шахла.
Это действительно был орёл. Сделав круг над домом, птица села на край бассейна. Рыба, высунув голову из воды, посмотрела на орла большими матовыми глазами. Собака тоже подошла к ним. Такое поведение друзей привлекло внимание Шахлы.
Девушка с удивлением промолвила:
- Они словно переговариваются.
Мать с печальной улыбкой сказала:
- Это ты, доченька, верно подметила, переговариваются…
В тот же миг произошло такое, что мать и Шахла застыли в изумлении.
Сначала пёс, словно стрела, выскочил за калитку и исчез из виду. Затем рыба, словно кинжал, распоров тихую стоячую гладь воды бассейна, подпрыгнула наверх. Застыв в воздухе, рыба бросилась обратно в глубь бассейна. Такое поведение рыбы повторилось несколько раз.
Девушка с любопытством смотрела на встревоженную рыбу в воде.
- Что это с ней? – спросила она.
Мать ответила:
- Наверное, скучает по Тугаю.
Кажется, рыба не собиралась успокаиваться. Она кидалась то вверх, то вниз; трепыхаясь в воде, билась об холодные стены бассейна. Следивший за всем этим орёл вдруг раскрыл крылья, оторвался от земли, сделал несколько кругов над бассейном и, подхватив в когти очередной раз подпрыгнувшую серебристую рыбу, гикнул и взметнулся ввысь…
В одно мгновение орёл исчез из виду.
Мать и Шахла застыли в недоумении. Наконец, придя в себя, Шахла промолвила:
- Наверное, орел разорвет рыбу…
Мать неотрывно смотревшая на небо, словно разговаривая сама с собой, сказала:
- Нет, не может быть, - и добавила: - они ведь близкие друзья.
- Тогда зачем же они сбежали?..
- Я и сама не понимаю. По правде говоря, когда Тугая не бывает дома, в них, я нахожу утешение. Они напоминают мне о сыне. А что же они?.. Неужели оказались такими ненадежными? Раз нет Тугая, значит можно, и разбежаться? Жаль…А я то им доверяла… привыкла к ним. Видимо, я ошибалась. Эх, доченька, теперь людям нельзя доверять, а что тогда говорить о божьих птицах и животных... Шахла, доченька, неужели с сыном что-то приключилось?.. Пусть отсохнет мой язык, но может, он в шторм попал?.. Может, сынок с тюленями, хищными рыбами столкнулся? Или … Или ...
Как Шахла не утешала мать, всё было без толку; вскоре по бледным щекам женщины слёзы катились градом. Шахла чувствовала, что мать в пучину печали ввергает не только задержка Тугая в моря, но ещё и внезапный ухода со двора «друзей» Тугая – пса, рыбы и орла, их ненадежность.
И в самом деле, что это вдруг с друзьями случилось? Почему они покинули родной очаг?.. А может, воспользовались тем, что Тугай пропал, и решили разбежаться? Ведь у каждого из них есть своя родина. Родина рыбы – море, для орла – небо, а для пса – лес.
Тоска снедала мать. Шахла все еще ее утешала.

* * *
Внезапная буря застигла старого рыбака и Тугая посреди моря. В один миг стала пасмурно. Тяжелые свинцовые волны подбрасывали легкую лодку, как листочек. В лодке уже собирались лужицы воды. Тугай, ухватившись за весла, старался направить качающуюся на волнах лодку к берегу. А старый рыбак, тем временем, вычерпывал железным ковшом воду, собиравшуюся на дне лодки. Но казалось, все их усилия были напрасны. Волны тащили лодку вглубь моря. А тут ещё, вода в лодке стала прибывать ещё быстрее.
Солёные, злые волны словно пощечины хлестали их по лицам.
Сиплый голос старого рыбака будто доносился с другого света:
- Тугай!.. Тугай!.. Держись крепко…
Послышались мольбы старого рыбака, который до бури бурча себе под нос, считал как разделить добычу, покрикивая, командовал Тугаю («поворачивай лодку вправо!», «прибавь ходу!», «как дойдем до сети – весло передай мне!»); теперь его голос беспомощно бился, как раненная птица в вихре бушующего ветра. Старик реально был в ужасе; наклонившись, он двумя руками крепко ухватился за весло. На самом деле эта его «помощь» только мешала: было сложно в такой ситуации тянуть весло, управлять лодкой было невозможно. Тугай очень хорошо понимал состояние сжавшегося от страха и дрожащего от холода старика, и поэтому молчал. Даже если бы он что-то сказал, кто услышал бы его? Тугаю в этот момент было жалко этого скупого и сурового старика, которого он несколько недолюбливал. Но что поделать? Разве разбушевавшаяся стихия, буря считается с мольбой старика о помощи?.. Волны надвигались на них так, словно осколки могучих гор, рушившихся от землетрясения.
Вопли старика постепенно стихали.
Теперь уже не было видно ни неба, ни берега. Казалось, водоворот, несущий собой беду, вращает все вокруг, даже небо, словно гигантские мельничные жернова.
Сильный и внезапный удар очередной волны смыл старого рыбака в бушующее море, в объятия вздыбленных волн.
Старик исчез в мгновение ока; словно и не было на свете такого человека.
Хоть Тугай и растерялся, но невольно протянул руку к краю лодки; весло, за которое старик крепко хватался двумя руками, исчезло вместе с рыбаком. Значит, у него не оставалось и крупицы надежды, чтобы избавиться от этой адской мельницы.
Неужели на самом деле всему конец? Перед его глазами невольно промелькнула жуткая картина: перевернувшаяся одинокая лодка, качающаяся на волнах, одно весло, бездыханное тело, ставшее кормом для рыб… Нет, нет, он не хотел умирать! Правда, обычно пожилые говорят, что смерть – истина и каждое дитя человеческое в один прекрасный день должен подарить свою жизнь Господу. Но такая бессмысленная смерть…. Тугай не мог представить себе, что его короткая жизнь может оборваться так банально и трагически. Нет, он не мог так просто, спокойно и хладнокровно встретить свой конец. Он пока не побежден. Он не мог опустить руки и сдаться с легкостью бедствию, подобному вражескому мечу, занесенному над его головой.
Вдруг, за стеной вставших на дыбы, подобных драконам, разъяренных волн, Тугаю явился милый образ матери. Рядом с ней стояла девушка; эта была Шахла. Стоя рядом на берегу – мать и девушка, протягивая руки к бушующим волнам, молились ужасным водам. Мать просила у моря помощи.
Вдруг страшную бездонную впадину, раскрывшуюся как пасть дракона, закрыла тяжелая «крышка» пенистых вод. Тугаю показалось, что лодку, попавшую в бурный водоворот, и уже готовую уйти на дно, вдруг какая-то невидимая рука вытянула на поверхность, Покачнувшись, она описала на воде круг.
Тугай внимательно вгляделся вдаль. Но всё было затянуто мутновато-серой водой. Не было видно ни берега, ни матери.


* * *

Рыба, изнемогая от жажды, всё время трепыхалась в когтях орла, парившего в воздухе. И даже раза два она чуть было не сорвалась вниз, где могла разбиться об острые отвесные скалы. Вряд ли орёл дотащил бы рыбу до далекого моря. Путь был неблизким, а тут ещё рыба начала задыхаться. Орёл почувствовал, что без воды его друг долго не протянет. Для Йагут сейчас вода означала жизнь.
Чуть позже внизу послышался глухой журчание. Да, вот и река! Река! Издалека Йагут почувствовала запах текущей по низовью прозрачной воды, сердце забилось чаще. Вот уже орёл летит совсем низко, над рекой. Рыба, встрепенувшись, выскользнула из когтей орла и, перевернувшись в воздухе, кинулась в воды быстротечной горной реки. Айгут, некоторое время покружив над другом, неистово гикнул. Рыба, выглянув из воды, посмотрела на небо; она словно прощалась с орлом. Неизвестно, когда они еще свидятся. Орёл, увидев рыбу ещё раз, раскрыл крылья еще шире. Это означало, что Айгут хочет подняться высоко в небеса.
Дурманящий запах воды поначалу опьянил Йагут. Но это наслаждение очень быстро закончилось. Проведя большую часть жизни в водах океана, затем моря, рыба в горной реке не могла себя чувствовать спокойно.
В свое время, случайно попав в сети рыбака и выпущенная позже в бассейн Тугая, чувствовала себя точно также. Теплая и сладкая вода в этом бассейне поначалу ей не понравилась. Но со временем она свыклась с ее запахом и вкусом.
Йагут верила в свое спасение, точнее в достижение своей цели. Потому, что она почувствовала в горной реке приятный запах родной воды, идущей издалека; то была могучая вода. Это была соленая морская вода и Йагут хотела поскорее нырнуть в эту могучую, соленую, знакомую воду. Несомненно, горная река, по которой плыла рыба, должна была впадать в море - рыба была уверена в этом. И потому, проскользнув сквозь косяк мелких речных рыбёшек, головастиков и лягушек она ринулась к солёной воде. В здешних водах такого размера, силы, вида рыбы еще не видели. Несмотря на то, что ее крепкие «крылья»-плавники задевали подводные травы, растения и корни деревьев, Йагут продолжала свой путь. Напрягая плавники, она сметала преграды на своём пути и уверенно двигалась вперёд. Издалека уже чувствовался запах солёной воды родного моря.

* * *
Смеркалось. Но пёс и не думал о том, чтобы остановиться и передохнуть. Он любым путем хотел выйти на след своего друга. Пес всё ещё помнил запах Тугая. Но Тугая не было. Если бы его друг был поблизости, то пёс очень легко нашёл бы его. Но сейчас здесь не ощущалось присутствия Тугая; ни слуху, ни духу.
Пес добежал до скал на побережье. Огромные, страшные волны, завывая, словно дикие псы, неистово, яростно бились об массивные камни. И здесь не чувствовался запах Тугая. Если бы Тугай был поблизости, пёс сразу же чутьём определил бы, где он находится, помчался бы к другу, да ещё напугал бы его в шутку. Ведь у Гайута с Тугаем были свои забавы.
Нечто похожее уже случалось. И тогда Тугай долго не возвращался с моря, мать, как и теперь, не находила себе места от беспокойства. Когда стемнело, Гайут, не удержавшись, тихо покинул двор и пошёл искать своего друга. В ту ночь на море началась буря и, вдобавок ко всему, пошёл сильный дождь. Но пёс уже учуял запах друга; он был где-то поблизости, в лесу! Гайут ринулся в лес – в самую гущу деревьев. И он не ошибся. Тугай, укрываясь от ливня, зашел в сторожку лесника. Увидев у хижины своего друга, вначале опешил, а потом растрогался от радости и прижал промокшую собаку к груди. Вскоре Тугай и Гайут вместе вернулись домой. Ах, как же обрадовалась мать, увидев вернувшихся друзей живыми и здоровыми!
Но теперь… Здесь запаха Тугая было не слышно. Но у пса не было намерения возвращаться домой без Тугая. Наверняка, и мать ждала совместного возвращения «друзей».

** *
Орёл в последний раз покружив над быстротечной горной рекой, широко раскрыл крылья и взметнулся в небо.
И вот всё позади: и дом Тугая, и мать, и Шахла, и рыба, и горная река, уносящая рыбу вниз по течению. Сейчас и близкий друг орла - пёс, тоже остался далеко. Но впереди было могучее, знакомое море. Берег того моря был скалистым. Когда-то раненый от пули охотника, чтобы спастись, он спрятался среди этих серых скал. Тогда Тугай, увидев его, ласково погладив по голове, привел домой и накормил. А бальзам матери, вскоре излечил его крыло. Но, поправившись, орёл не покинул дом Тугая. Он пригрелся и привязался к этому дому, к этому очагу.
Но теперь внезапное исчезновение Тугая словно потрясло Айгута... Печальные лица матери и Шахлы всё время стояли перед глазами орла. Нет, терпеть больше нельзя! Трое друзей вышли на поиски; они обязательно должны были что-то узнать о нем. Так и поступили; решили пойти в том же направлении. Друзья без слов понимали друг друга. Тугай ушел в море… А у моря нет ни конца, ни края.
Орёл издалека почувствовал запах моря. Сердце его забилось. Вон там, на побережье есть скалы и однажды птицу подстрелили среди этих скал. Если бы он сейчас встретил своего врага, то не испугался бы ничего, словно молния ринулся отомстить за себя, выцарапал бы обидчику, перебившему ему крыло. глаза или же разодрал бы ему лицо когтями в клочья. Нет, может быть он ничего и не сделал бы врагу; веди если бы не тот случай, Айгут не встретился бы с Тугаем, не подружился бы с ним. Сейчас без Тугая и небо сковывало, стесняло его.
Среди скал же не было ни души. Обычно, когда Айгут слышал какой-то шорох, чье-то дыхание, то внутри себя ощущал странную дрожь. Словно в этот момент в его сердце «перекатывались» волны. И что самое странное, у каждого была своя «волна»: у пса, рыбы, матери, Шахлы. И в этом потоке «волн» и у Тугая была своя «волна». Будь Тугай в это время около скал, «волны» непременно, придя в движение внутри него, подали бы о нём знак.
Но «волны» дремали. Только волны моря бились о прибрежные скалы.
Орёл опустился на вершину одной из высоких скал.
А море в это время пело свою вечную песню. И ушки, оставленные рыбами на берегу – ракушки тоже слушали загадочную песню моря.

* * *
- Шахла, доченька, я всю ночь умоляла море. Говорю, сжалься, море надо мной. Тяжким трудом вырастила единственного сына. О море, позволь сыграть его свадьбу, увидеть внучат. Наверняка, море ощутит, переживания сердца матери. Ведь я всегда всем добра желала. Да и сын мой, Тугай, всю жизнь всем помогал. Он вызволил рыбу из сети, спас щенка, от которого хозяин хотел избавиться, вылечил раненого орла… Вот он какой мой сын: добрый, отзывчивый, кроткий. Наверное, море услышит мой голос, дочка… Ведь не зря говорят, что и у моря есть «уши». Пожалей меня, море. Я мать…

* * *
Всё происходящее казалось Тугаю страшным сном. В глубине души он надеялся, что случившееся с ним ужасное бедствие вскоре закончится, и он вернется на берег, пойдёт домой, встретится с друзьями и своим возвращением обрадует мать и Шахлу. Но пока что всё вокруг было погружено во тьму. Хоть буря и стихла, откуда-то издалека вновь слышался ужасающий грохот. Временами, поблизости, прямо перед носом лодки выпрыгивали и плавали странные, необычные морские существа.
Тугай уже потерял направление. Грести одним веслом было очень трудно. Волны гнали лодку и она, можно сказать, плыла почти вслепую. Интересно, куда можно таким путем заплыть, сколько еще можно плыть?
«Господи!» – неожиданно из уст Тугая сорвалось слово, которое мать повторяла в трудную минуту.
Неожиданно на тяжелые, толстые, переплетенные, как корабельные канаты готовые накинуться и обвиться вокруг его шеи, волны упал луч света. В тот же миг «переплетенный» «канатный узел» начал развязываться; буря утихла, словно невидимая рука «прогладила» вздыбленные на дыбы волны. Лодка тихонько закачалась, словно люлька, повисшая в бесконечности. Яркий луч света, сверкавший на черных, как смола, волнах, скользя, упал в лодку - прямо на Тугая.
«Господи!»
Может быть, это был посланный Господом в дар свет?! Быть может, сам Господь пришел ему на помощь, чтобы спасти его?!
«Господи!»
Он был поражен: «Господи!» - теперь так взывал не только Тугай, к нему присоединился и голос матери. Тугай узнал бы этот голос среди миллионов других голосов!
«Господи!»
Может быть, Бог пришел на помощь сыну, услышав мольбу матери?
Накатившиеся волны уже пропали из виду, подобно льву, вернувшемуся к себе в логово…
На рассвете Тугай почувствовал, что изнемогает без сна. Он выпустил весло из рук, и лег на мокрое днище лодки, чтоб хотя бы немного отдохнуть
И вскоре он заснул…
Ему снился странный сон. Снится ему, что он сидит во дворе и беседует с матерью; а на коленях его сидят орёл и пёс. В это время постучали в калитку. Не успел Тугай встать, как в дверях показалось странное существо; это была огромная рыба, которая передвигалась на хвосте! И что самое удивительное, рыба говорила по-человечески! Подпрыгнув вверх, она, задыхаясь от ярости, спросила:
- Где мое дитя?
«Где мое дитя?». Стало быть, дитя рыбы тоже рыба. Быть может, это мать рыбы, которая сейчас в бассейне, то есть мать Йагут? Возможно, мать, ища свое дитя, пришла к ним во двор.
Мать Тугая, пройдя вперёд, спокойно сказала:
- Твое дитя в бассейне.
Огромная рыба, подпрыгнув, заглянула в бассейн. Затем гневно вскричала:
- Ну и где же?.. Бассейн ведь пуст… Где мое дитя?..
Мать и Тугай заглянули в бассейн. Бассейн действительно был пуст. Там не то, что рыбы, и воды не было.
Громадная рыба в ярости начала бить хвостом по стенкам бассейна. От ее ударов не только бассейн, но и весь двор закачался. Будто произошло землетрясение. Пес и орел, уцепившись когтями, а мать с Тугаем, взявшись за руки, пошли на рыбу. А громадная рыба, не обратив на них внимания и злобно качая хвостом, продолжала всё сильнее бить по стенкам бассейна и по земле …
Тугай открыл глаза. Действительно, вблизи слышался стук. Ему показалось, что он у себя во дворе. Он даже собрался встать, чтобы отпереть калитку…
Но, оглянувшись, понял, что это был всего лишь сон. Но постукивание было наяву. Он крепко ухватившись за весло и посмотрел вперёд.
«Господи!»
Знакомое странное существо, которое он видел во сне, билось тупой, огромной головой о корму лодки. Он был чем-то схож с Гайутом. Дикарь, услышав посторонний шум, отпрянул, подпрыгнул вверх, и затем ушел под воду.
Теперь море было совершенно спокойным.
Лодка качалась как люлька
Тугай, схватившись обеими руками за единственное весло, начал грести. Лодка сделала круг. Страшная голова мощного, огромного существа вновь показалась на поверхности воды.
Тугай застыл на месте.
Холодный, стеклянный взгляд чудовища как острые стрелы впились в него. Вдруг чудовище ринулось вперёд и стало головой биться об лодку. Брызги волн, как огненные дробинки из пушки, рассыпались вокруг. Лодка, забалансировав, закачалась. Тугай поднял весло и, закружив изо всех сил, опустил его на голову чудовища. Но на зверя этот удар не подействовал; ужасное существо вместо того, чтобы отступить, рвалось вперед, старалось залезть под лодку.
Тугай вновь закружив весло, замахнулся, и в этот момент произошло невероятное: зверь, выпрыгнув из воды, схватил челюстями конец весла прямо в воздухе; его крупные зубы заскрипели, послышался ужасающий хруст челюстей. ….
И тогда Тугай, ещё сильнее ухватившись за весло, потянул его к себе.

* * *
Текущие по долинам и ущельям мелкие горные ручейки, временами сливаясь, порождали сильный поток. Ближе к равнине, рыбы замедляющих свой ход бурных вод, росли так же, как и сама река. Но воды этой большой реки, где плыла Йагут, не прельщали её. Правда, плыть становилось куда легче; ведь она плыла не в горной речушке, а в могучей реке, текущей по долине. И именно в это время Йагут без устали стремилась вперед, увеличивала скорость по одной-единственной причине: чувствовался знакомый и родной запах приближающегося моря. Заметно изменился и вкус воды.
Йагут, промчавшись сквозь косяк мелких рыб, все с больше растущей уверенностью поплыла к морю. У рыб, живущих в море, была своя песня. И Йагут, дойдя до моря, споёт её.
Она всё ещё плыла по волнам текущей по равнинам реки. Наверное, у речных рыб тоже была своя песня. Но Йагут не слышала её. Её уши сейчас ничему не внимали. У нее было единственное желание - дойти до моря; среди бесконечных звуков отыскать родной голос – и идти на него! Обладатель этого голоса когда-то спас её от сетей, а точнее от когтей смерти. В дальнейшем рыба сдружилась со своим спасителем. Теперь у неё есть и другие друзья: и эти друзья – орёл и пёс – отправились, как и она, в тяжелое путешествие. У них была одна цель – найти своего друга Тугая, и если он попал в беду, спасти его.
Все ближе ощущается запах родной, соленой воды, и все с большим умилением и волнением бьется сердце рыбы. Скоро она споёт свою песню! Её далекие и близкие друзья вместе с ней в один голос, хором споют эту песню.
Эгей, родное море, мать-море, дитя океана, раскрой свои объятия, я иду! Я ищу своего друга. Сейчас многие его ждут. Орёл и пёс тоже его ищут. Мы должны спасти друга, ласковое море! Ведь он когда-то спас нас. Пусть твои волны донесут его голос до меня. Я узнаю его голос среди других голосов. Эгей, родное море, мать-море!.. До меня доносится запах солёной твоей воды…Слышишь ли меня, родной море, мать-море, дитя океана?...
Холодная бурлящая вода реки слилась с тепловатыми водами; словно море подхватило в свои объятия Йагут. Вначале у неё зашумело в ушах, и изменился привкус во рту. Но затем ей стало хорошо: теперь в родной воде она чувствовала себя спокойно…
И вскоре послышалась родная песня.
Море раскрыло свои объятия навстречу Йагут!

* * *
Вой пса эхом отозвался в скалах.
Наступила ночь.
Луна всё ещё плескалась в объятиях волн. Гайут, покинув скалы, начал двигаться по песку побережья. Он чувствовал запах моря, скал, песка, водорослей, ракушек, близлежащего леса, рыб в море, одним словом, запахи всего, что его окружало.… Но не мог учуять запах друга – Тугая.
Вдруг он почуял резкий запах гниения. Гайут внимательно огляделся – этот тяжелый запах был где-то рядом, где море граничило с берегом.
Пес осторожно, тихими шагами пошел навстречу запаху. На берегу, на омываемых волнами песке, лежал человек. В руках этого человека был здоровенный сук, он крепко за него ухватился.
Гайут бросился к нему. Быть может это Тугай?.. Нет… Он внимательно всмотрелся в лицо человека, лежавшего в песках. Узнал. Пёс видел его когда-то рядом с Тугаем. Это был суровый, старый мужчина. Его запах он помнил до сих пор. Но теперь от того запаха не осталась и следа. Вокруг стояла тяжелая, пронзительная вонь.
Пёс, качая головой, отошел от лежащего мужчины. Он интуитивно почувствовал, что Тугай где-то поблизости. Ведь он, наверняка, вышел в море с этим суровым стариком!
Конечно, пёс не хотел бы увидеть своего хозяина в таком виде, лежащего на земле. Он хотел он, чтобы Тугай позвал его как раньше – «Гайут», погладил бы его по голове и сказал пару ласковых слов. Хоть пёс и не понимал толком смысла этих слов, но по выражению лица Тугая мог определить настроение своего друга. Пёс мог определить настроение и других своих друзей – орла и рыбы. А так же раньше всех понимал настроение матери и соседской девушки. Когда мать была не в духе, Гайют старался не попадаться ей на глаза. В такие минуты она или кричала на пса, или же, пригрозив метлой, гнала его в огород. Но до сих пор ни мать, ни Шахла, ни Тугай не тронули его даже пальцем. Пёс и сам не давал для этого повода. Ну и что из того, что он был пёс?.. Он всегда знал свое место. Соседи своим дворовым собакам приводили в пример Гайута. Он чуть ли не превратился во всеобщего любимца.
Вдруг Гайут резко остановился. Нос его учуял знакомый запах. Это был запах Тугая! Пёс не мог ошибиться. Собравшись с силами, он ринулся вперёд!
Теперь никакая сила не могла остановить Гайута.
Пес начал громко лаять, потом продолжительно завыл. Но никто ему не ответил. Может статься, что Тугай был не так уж близко. Но всё же он был живым и здоровым! Гайут был уверен в этом. Он учуял запах своего спасителя.
Пес увеличил скорость.

***
Хотя птичью память Айгута и взбудоражили светло-голубое небо и проплывающие мимо редкие облака, тем не менее, все внимание орла было направлено вдаль. Как бы он не чувствовал себя свободно в небесных объятиях, на душе у него была тяжело, будто висел камень; ведь его друг не вернулся домой. Наверняка, Тугай попал в беду. И теперь, чтобы вызволить своего спасителя, орел должен преодолеть долгий путь.
Чувствительные «волны», пробегающие по сердцу иногда заставляли его на мгновенье приостановить полет и оглянуться вокруг. Сейчас внутри себя Айгут чувствовал «волны» чаек, ворон, воробьев, даже крупных морских животных. В эти минуты только «волна» Тугая не доходила до него. Раньше, он заранее чувствовал приход Тугая и, широко раскрыв крылья, парил над двором, даже иногда резко гикнув, пугал мать. Тогда мать, выйдя из себя, метлой отгоняла орла в сторону и гневно ворчала...
Мягкие волны доносящихся издалека звуков словно пробудили его, вызвали в душе умиление. Он полетел в сторону раздающихся звуков. Издалека увидел своих родных: это же были орлы! Рыцари неба… Родители учили своих детей – маленьких птиц уверенно раскрывать крылья, нападать, обороняться.
На миг в птичье памяти Айгута всплыло детство, то, каким неуклюжим был он птенцом. Некогда и его, вот так же, учили летать, раскрывать крылья…Отец и мать лелеяли его, маленького птенчика, на своих крыльях, подкидывали вверх, веселили его. Иногда родители оставляли его одного в просторах, а сами ненадолго отходили в сторону и наблюдали за его полетом. В такие моменты сердце орленка взволнованно билось; ему казалось, что он не сможет удержать равновесие, полетит вниз головой, как камень, ударившись об землю, разлетится в клочья. Его ноги дрожали, горло пересыхало. И от страха он даже зажмуривал глаза. Но так продолжалось недолго: отец и мать тотчас начинали кружить над птенцом, подхватывали на свои крылья, парили в небе, описывали в воздухе круг, и с гиганьем устремлялись вверх.
Это позднее он привык летать один… И на охоту любил летать один. Высокие горы, острые вершины скал, чистое открытое небо – были его излюбленными местами, где он отдыхал всей душой. Он был безумно влюблен в высоту! Господь сотворил небеса именно для него. Он в последнее время привязался к Тугаю; но вместе с тем, при каждом удобном случае, взмывал в просторы небес и, наверное, когда придет время, он там и встретит свой конец …
Он летел по полосе, пересекающей море и берег. Как было красиво с широкого неба, с высоты любоваться соприкосновением земли и воды. Он и раньше часто летал в этом направлении. Но тогда он не так обращал внимание на объятия берега и моря; как же, оказывается, они подходят друг к другу – море и берег! Раскатистые волны накатывают на янтарные пески, покрывая их поцелуями и, вновь отходят назад и, словно немного отдохнув в объятьях моря, снова и снова устремляются к берегу. Каждое новая попытка - новые поцелуи!
Вдруг зоркий взгляд Айгута наткнулся на черное пятно внизу. Прижав крылья к бокам, он стал опускаться вниз. На черте слияния берега и моря кто-то
лежал. Сердце орла учащенно забилось: а вдруг… Нет… Это невозможно! Его спаситель не мог так легко сдаться!
Орел подошел к чернеющей точке. Растянувшись на песке, лежал человек, ноги которого волны мягко омывали. И хотя, лицо этого человека и было орлу знакомо, он убедился, что это был не Тугай!
Гикнув, он широко раскрыл крылья.
Странные «волны» стали перекатываться в с вердце.
Может Тугай где-то близко?
Орёл увеличил скорость.
* * *
Наступил вечер.
Тяжелое безмолвие опустилось на двор.
Мать, проплакав все глаза, укрылась в своей комнате. Жизнерадостная Шахла, стараясь при матери держать себя в руках, в этот момент в душе терзалась от тоски и горя. Девушка, задумываясь о том, что может больше никогда не увидеть Тугая, приходила в ужас.
С другой стороны девушку расстроило и то, что друзья Тугая – орёл, пёс и рыба неожиданно покинули дом. Сейчас двор был больше похож на заброшенную опустевшую мельницу.
Перед глазами девушки ожил образ Тугая.
Всего несколько дней назад он сам встретил Шахлу во дворе, когда она пришла навестить его мать. Женщина в это время была у соседей. Юноша стоял у ворот. Тугай, в последнее время, редко попадающийся на глаза, очень изменился, возмужал; встретившись лицом к лицу с этим высоким, статным юношей, девушка отчего-то на мгновение смутилась, но быстро взяла себя в руки; она поздоровалась с юношей и также быстро попрощалась. В это время Тугай шагнул вперед и внимательно посмотрел на девушку; словно увидел Шахлу впервые. В вечерних сумерках нежные жемчужины – бусины ожерелья - на нежной девичьей шее ярко горели; это, наверное, самое ценное оставшееся ей на память от бабушки. Вздрогнув, Шахла попятилась и, повернувшись, хотела выйти за дверь. И вдруг произошло невероятное, то, что никому, особенно девушке, не пришло бы в голову: друзья, словно до сих пор набравшие в рот воды – орёл и пёс в один голос подняли шум-гам. И что больше всего удивило Шахлу – это то, что рыба в бассейне начала выпрыгивать из воды и издавать странные звуки. И что это с ними произошло?
Желание «друзей» разъяснил сам Тугай:
- Вот смотри, и они против твоего ухода. И если ты сейчас не послушаешься и уйдешь, то они предпримут кое-что ещё.
Шахла невольно спросила:
- Что предпримут?.
Засмеявшись, Тугай ответил:
- Ну, к примеру, в знак протеста будут бастовать.
И оба засмеялись этим шутливым словам Тугая.
Шахла вернулась обратно.
«Друзья», увидев, что она осталась, смолкли. Словно в пруд с лягушками бросили камень, и всё стихло.
Тугай и Шахла, взявшись за руки, подошли к бассейну. Вскоре и «друзья» собрались у бассейна.
Когда мать вернулась, луна уже взошла. Подняв лицо к небу, мать произнесла:
- О, владыка неба и земли! Дай счастья моим детям!
Интересно, а кого подразумевала мать, говоря «моим детям»? Ведь у неё только один единственный сын. Сердце девушки учащенно забилось…
Теперь эти счастливые мгновения остались позади. Бесследное исчезновение Тугая опечалило девушку так же, как и мать…
Подняв голову, Шахла взглянула на небо. Луны не было видно. Шахла прошептала:
- О прекрасная луна, почему ж тебя не видно?..
Где ж ты спряталась, скажи?
Лик свой ты мне покажи…
Светом ясным море озари…
Пусть Тугай тебя увидит
И надежда в сердце вспыхнет;;
Путь его лодке укажи!
Светом его озари!
А друзей от лиха защити!
Сжалься над матерью его!
Уйми грусть-печаль мою!
Почему ж тебя не видно, одинокая луна?..
Яви ж лик свой нашим глазам…
Словно небеса услышали шепот Шахлы. Луна внезапно выглянула из-за облаков, и небо озарилось ее светом.
Шахла увидела, что Луна плещется в бассейне. Небесная красавица была похожа на царственную, прекрасную русалку, купающуюся в воде, чем на Луну. Девушка наклонилась и посмотрела в бассейн: оттуда вместе с Луной выглядывала и луноликая девушка. Шахла, увидев свое отражение в воде, вздрогнула.
В это время на пороге показалась мать. Женщина, протянув руки к небесам, начала тихо молиться. Шахла была уверена, что небо слышит голос матери.

* * *
Разъяренное чудище, пыталось дотянуться и вырвать весло из его рук. Несомненно, это был злой, дикий морской волк. Бывало, Тугай, хоть и издалека, и раньше видел акулу в море. Но этот зверь не был похож ни на одного из увиденных им морских волков. Во-первых, как было известно Тугаю, голова и туловище акул бывает одного размера и формы. Но внезапно возникшее чудище длинную шею. С другой стороны, увидев рыбацкое судно, акулы обычно из естественного чувства спастись от бед предпочитали уйти, нырнув в глубину. А эта громадина, к какому бы виду акул она не относилась, кажется, никуда не собиралась уходить.
Между схватками Тугай мельком оглядел незваного гостя: на серо-желтой спине акулы прямо посередине находился плавник, напоминающий саблю. По бокам тоже сверкали острые мечеподобные плавники. Акула была больше похожа на снаряженного бойца, идущего на бой с врагом, чем на рыбу: у неё были острые как пила зубы, широкие челюсти, злобные глаза и крепкий хвост. У морского хищника были настолько просчитанные действия, что Тугай начал колебаться: какую добычу ждет акула от этого боя? Весло? Лодку? Или самого Тугая?
Словно в бескрайней бездне воды вдруг встретились лицом к лицу два тысячелетних врага. Но почему этот негодный хищный дикарь не отстанет от него? Разве ему так трудно достать добычу в бескрайних водах моря? Может между рыбами и людьми существует тайная история вражды, причина которой неизвестна Тугаю? Может, какой-нибудь знакомый Тугаю рыбак поймал детёныша или мать этой бестии? Или же это чудовище хочет показать свою силу, случайно встретившемуся гостю?.. Как бы там не было, море - родина акулы. А обитель Тугая – далёкий берег, большая земля.
Юноша от негодования заскрипел зубами.
А тут ещё жажда замучила… Тугай глотнув из фляги, перевел дыхание. Ему немного полегчало, и он вновь прижал весло к груди.
Когда хищник защелкал зубами, по телу Тугая прокатилась холодная волна ужаса. По его напряженной спине, мускулистой шее, по горлу стекали капли пота, перемешанные с солёной морской водой.
Казалось, разгоряченный морской волк ни за что от него не отстанет …
Сейчас Тугая ободряло лишь то, что вдали, стала видна полоса суши, окутанная серо-розовой дымкой. Но он понимал, что с одним веслом невозможно плыть в нужном направлении…
Удары по голове лишь разъярили морского волка. Маневрируя, он кружил вокруг лодки, словно ища удобной позиции для нападения. В глазах хищника открыто читалась бесконечная ярость, извивающаяся как змея.
Конечно же, Тугай кое-что слышал об акулах от опытных рыбаков. Теперь, встретившись с грозным морским зверем, у него невольно промелькнула мысль: «Кажется, так же, как люди едят рыб, рыбы едят людей. Бог знает, сколько людских трупов покоится на дне моря? Не говоря уже о наводнениях, унесших под воду жизни многих людей.» Тугай, еще будучи ребенком, от своей матери и стариков слышал немало историй о наводнениях, в результате которых остались под водой многие села, города. Юноша до сих пор очень хорошо помнил и легенду о непотопляемом в мировом потопе Ноевом ковчеге. Как видно, рыбы и люди издревле не понимают друг друга или же не хотят понять. И, наверное, поэтому с тех времён, как зародились вода и суша, между ними идёт беспощадная борьба…
И раздор, происходящий сейчас между Тугаем и акулой, вероятно, был продолжением старой вражды в новых условиях: у этого огромного морского царства – моря, были свои пределы, а их – человека и рыбы – ненависть была безгранична. Кажется, хищник, получивший такую неожиданную возможность хотел отомстить за всех рыб этому беспомощному человеку, встретившемуся ему в открытом море.
И когда их взгляды встречались, Тугай чувствовал, что соперник пока не спешит прыгать в лодку, вернее, не решается. Вероятно, причина такого поведения акулы была в том, что рыба заранее чуяла, чем это может закончиться; ожидавшие его в лодке удары, «вкус» которых он уже успел почувствовать, заставили хищника быть осторожным. Но он и не думал упускать столь ценную добычу – человека в лодке, встретившегося ему в море. До каких пор ему, морскому волку, довольствоваться мелкими рыбёшками?.. Его острые зубы жаждали свежего мяса. Его огромный желудок требовал чего-нибудь вкусненького.
Разгневанная акула вела себя как настоящий охотник, ожидая удобного момента для внезапного нападения на Тугая. Хищник пару раз нырял под лодку, и наносил тяжелые удары по крепким доскам лодки. Хоть и трудно было одним веслом удерживать равновесие раскачивающейся лодки, но пока что Тугаю это удавалось. Если бы в это мгновение лодка перевернулась, и он упал бы в воду, то это был бы конец всему. И поэтому он всеми силами старался удержать равновесие – и свое, и лодки.
Время от времени щелкая зубами, хищник выбирал неожиданную «тактику» нападения, открыто и демонстративно прибегал к новым способам уничтожения Тугая; и, вызывающим озноб движениями словно и звал врага на бой, и оказывал давление. Встречаясь взглядом с акулой, глядя на нее долгим острым взглядом, Тугай иногда горько усмехался: хищник вел себя не как морское животное, а как злой, драчливый моряк. Но что поделать, если существо, ввязавшееся в кровавый бой с Тугаем не человек, а морской волк. Видно, и у водного царства так же, как и на суше, есть свои чванливые, заносчивые хозяева.
Тугай боялся допустить ошибку. И потому, на всякий случай, он старался держать весло наготове; он хотел ответить ударом на удар, нападением на нападение. В такой момент проигрывает обычно тот, кто теряет терпенье, принимает преждевременное решение.
У Тугая был достаточный рыбацкий опыт. От старых друзей-рыбаков он слышал о том, как морские волки нападают на людей, и о том, как люди борются с морскими хищниками. Он даже знал, как охотиться на акул с помощью гарпуна. Но он впервые в открытом море встретился лицом к лицу с этим опасным хищником.
Тугай хоть и понимал, что одним веслом, то есть почти, что голыми руками, выиграть поединок будет сложно; но, вместе с тем, плохо себе представлял пути спасения.
Словно в эти мгновения это странное существо, в яростных и гневных глазах которого клокотала тьма, извергающаяся из него как вулкан, понимал все замыслы своего врага и потому готовился к следующему нападению, стараясь выбрать выгодную для себя позицию.
Но Тугай не собирался с легкостью сдаться врагу, в гневных и злобных глазах которого читал, клокотавшую как вулкан, мрачную ярость.

* * *
Она чувствовала себя, свободно, спокойно и легко не в прозрачной, как слеза, реке, а в объятьях солёного моря. При этом она понимала, что и море, в котором она живет - не совсем её родина. Потому, что Йагут родилась в океане. И лишь случай бросил ее в лоно моря. Она чувствовала, что родилась не из икринок. Всё дело в том, что появившиеся из икринок рыбы не знают своих родителей. Однако Йагут помнила свою мать, ту рыбу, дитя плавать в громадном океане и заботилась о ней! Рыба – мать не бросила ее, не пропала, как делали это многие другие матери. Мать научила свое дитя плавать в океане. Мать учила ее, как избегать внезапных нападений хищных рыб, как прятаться в подводном царстве!
Йагут ещё с детства была непоседой. Тайком от матери пряталась в водорослях, залезала в расщелины подводных скал. И что самое странное – как бы далеко она не заплывала, мать всё равно с легкостью находила своего малыша в бескрайних водах океана. Да и сама Йагут, в любое время возвращалась к своей матери, укрываясь под её мощными плавниками. Когда она подросла, ей надоел бескрайний океан. И однажды она спряталась под плавником "железной рыбы" – старого корабля, проплывавшего поблизости, и отправилась в долгое-долгое путешествие. Старый корабль доставил ее в лоно соленого моря. Хотя поначалу она и скучала в чужом море, тосковала по матери, по океану, но со временем стала привыкать к этим водам. И даже почувствовала, что море по разным причинам предпочтительнее океана. Дело в том, что Йагут в океане считалась одной из мелких рыб. Там, в океане, были свои хищные рыбы, огромные киты. А здесь она считалась одной из почитаемых рыб. И наверное, здесь она была единственной океанской рыбой, живущей в море. И Йагут отчетливо ощущала, как даже хищные морские рыбы осторожно обходят её стороной. И хотя под водой многих манил прозрачно-серебристый цвет её чешуи, однако ни на что они не отваживались. Скорее всего, морские обитатели, как и все существа в мире, не решались связываться с тем, с чем раньше не сталкивались. Иногда Йагут встречалась с кораблем, под железным крылом которого она ушла в долгое странствие. Наверное, у этого старого посеревшего корабля больше не оставалось шансов когда-либо вернуться в океан; ведь в океане ходили сильные, мощные молодые корабли, которые могли противостоять бурям, штормам. А с этого корабля уже и краска сошла; «железная рыба», ставшая когда-то проводником Йагут, в последнее время все чаще становилась на ремонт, а затем на буксире вновь спускалась на воду, чтобы плавать во внутренних водах.
Йагут ещё издали узнавала "свой корабль". Собственно для этого не требовалось особых усилий. Так как глухой звук двигателя старого корабля подводные «волны» рассеивали по всей округе. Чуткий слух Йагут тотчас улавливал эти звуки. Неизвестно отчего рыба относилась к старому короблю, как к родному существу. Ведь, как бы то ни было, Йагут именно под крышей этого корабля преодолела длинный путь от океана до моря.
Одно время рыба частенько видела во сне бескрайние просторы вод: эти воды и были ее родиной. Она пробуждалась от сладкого морского сна и, всплыв на поверхность воды, вглядывалась вдаль. Но дорога в океан - долгая, очень долгая и опасная. В этой длинной и долгой дороге она могла встретиться с хищниками. А здесь в море никто не желал с ней связываться. А поскольку она не была похожа на здешних рыб, ее остерегались. Большинство рыб вздрагивали при виде ее блестящей серебристой чешуи и острых, как меч, плавников. Встретив её под водой, огромные, хищные рыбы, часто, пугаясь, меняли направление: никто не хотел быть жертвой своей заносчивости. На самом же деле и сама Йагут не думала ни с кем драться. Она хотела жить свободно и самостоятельно в солёных водах моря. Но, видимо, и у свободы бывают свои пределы и продолжительность. Однажды она все же угодила в рыбацкую сеть и встретилась лицом к лицу со смертью. И лишь счастливый случай спас её из сетей рыбака. Уговорив старика, молодой рыбак взял серебристую красавицу на руки и, погладив скользкую чешую, опустил на дно лодки. Вернувшись домой, он выпустил её в бассейн. Спаситель даже нарёк её красивым именем: Йагут! Но тут произошла ужасная трагедия, её спаситель не вернулся с очередного выхода в море.
И вот, Йагут уже в море!
Расставленная под водой сеть, не ускользнула от внимания рыбы. Но теперь она уже не столь наивна и неопытна как прежде. Теперь она умная, осторожная и предприимчивая рыба - Йагут!
Изменив направление, она проскочила мимо сети.
Звуки глухого стука, которых донесли до Йагут чувствительные «волны», заставили ее остановиться; повернувшись на спину, внимательно все оглядела, прислушалась: словно по борту лодки или корабля кто-то наносил беспрерывные удары. Йагут поплыла в направлении этих звуков. Иногда она выпрыгивала из воды, чтобы взглянуть вдаль. И хотя она ничего не замечала, невидимые чувствительные «волны», струясь под водой и на поверхности воды, приводили ее в волнение!
Йагут прибавила скорость… Йагут увеличила скорость… Наконец-то темное пятно, качающееся на волнах, отразилось в ее глазах: то была лодка! В той лодке был Тугай! Йагут была уверена в своей правоте; глаза, уши и, особенно, сердце ее не обманывали.
Нырнув под воду, рыба устремилась вперёд.
Подойдя ближе, Йагут сбавила скорость; так как похожий на бревно, огромный морской волк, с яростью подняв голову из воды, искал удобного случая для очередного удара. А в лодке действительно был Тугай! Сердце ее не обмануло. Йагут, как стрела, взмыла из воды в воздух. Тугай посмотрел на мгновение в сторону и замер от удивления: он узнал сверкавшую на поверхности мутных вод Йагут! Юноша, не скрывая изумления, громко и взволнованно закричал охрипшим голосом:
- Йагут!
Рыба нырнула в воду и вновь вынырнула. Кажется, акула растерялась; хищник, чувствующий себя в этих водах властителем, до сих пор не встречал здесь подобной рыбы. Морской волк и океанская рыба, встав лицом к лицу, посмотрели друг на друга тяжелыми, испытывающими взглядами. Словно для этих разгневанных детей огромной водной пустыни замерло время и в этот миг они забыли обо всем вокруг, в том числе о сыне Земли – Тугае.
В глубине глаз акулы, полных гнева и ненависти, осел ужас, готового разбушеваться, грозного моря.
Йагут не могла при своем друге, при своем спасителе струсить и испугаться кого-то, чего-то.
Тугай, опустив лопасть весла в воду, быстро потянул рукоятку к себе. Лодка резко повернула в сторону, взметнув брызги морской воды.
Йагут, как камень из пращи, метнувшись в небо, прыгнула в лодку.
- Йагут! Это ты?!
Тугай был ошеломлен. Нагнувшись к рыбе, он заглянул в её глаза.
Действительно, сейчас ярко горевшие глаза рыбы были похожи на два сапфира.

* * *
Словно кто-то следил за ним со стороны. Пёс, сбавив скорость, начал оглядываться. Но вокруг ни единой души.
Берег был густо покрыт кустами и деревьями. Инстинктивно он побежал к деревьям. Здесь было холодно и сыро. Кажется, солнечные лучи даже не доходили до земли. Пёс вдруг почувствовал сзади теплое дыхание. Он опешил от пары грозных глаз, смотревших на него. Ужаснулся. Хотел залаять, но почему-то не смог. Словно горло пересохло.
Их взгляды скрестились. Сердце Гайута взволнованно забилось; странно, но пёс был чем-то схож с обладателем грозных глаз. Они долго ещё испытующе смотрели друг на друга. Казалось, хозяин густых кустарников и деревьев видел в непрошеном госте сородича, кого-то из предков. Но пёс не мог больше ждать. Вскочив с места, он ринулся к береговой кромке. Чувствуя за собой погоню, прибавил скорость. Казалось, он не по песчаному берегу бежит, а летит по небу. Время от времени пес оглядывался назад. Обладатель грозных глаз преследовал его.
Гайют, услышав гиканье, сбавил шаги. Он сначала подумал, что ему это послышалось. Но знакомый родной голос сопровождал его. Остановился и, обернувшись, осмотрелся по сторонам. И не поверил своим глазам: Айгут, широко раскрыв крылья, кружил над головой обладателя острых, жутких глаз.
Почувствовав, что Гайут его заметил, орёл ринулся вниз. Неотступно преследовавший пса зверь, опешил: злобно завыв, прыгнул вверх - словно хотел прямо в воздухе схватить и разорвать орла, и, тем самым, погасить бушевавшую в себе ярость и злобу. Орёл, шутя, подпрыгивал почти под самым носом разгневанного зверя, и, время от времени издавал громкое гиканье. Зверь вконец вышел из себя. Как смеет этот хвастун с ним шутить! Разъяренный зверь почему-то изменил направление и помчался к густым кустарникам. Кажется, он хотел сбить орла с толку. Айгут, словно не замечая подвоха, полетел в том же направлении. Пёс был поражен: теперь орёл сел на спину зверя. Кажется, Айгут сошел с ума! Что это за шутки? Зверь мог его разорвать!
Пес незаметно поменял путь. Он не хотел своим воем разозлить хищника, предупреждать его. Он бежал мелкими шажками, дабы дать понять орлу, чтобы тот одумался. Дойдя до кустов, орёл, расправив крылья, издал клич и, сорвавшись со спины зверя, полетел к Гайуту. Страшный обладатель злобных глаз, обернувшись, чуток побежал за ними, но потом, почему-то остерегшись, остановился, поскуливая, вернулся обратно и залёг в кусты. Вероятно, эти места были его «домом».
Покружив в воздухе, орёл навстречу псу, и радостно гикнув, сел на спину Гайута. Пёс громко завыл. Их голоса слились. Старые друзья отлично понимали друг друга.
После горячей и ласковой встречи орёл вновь поднялся в небо. Ведь с высоты берег и море были видны отчетливо, как на ладони. Теперь они оба - пёс на берегу, орёл по небу спешили навстречу знакомому запаху…
Орел первым заметил раскачивающийся вдалеке на поверхности воды темный силуэт. Ничто, даже мелочь не ускользнула бы от его зорких глаз: темный силуэт был лодкой! И в лодке был Тугай! Орёл заметил также, что Тугай веслом отталкивает огромного морского хищника. Орёл гикнул. Пёс по зову друга понял его волнение. Он начал громко выть. Вскоре орёл уже парил над морем.
Когда пёс добрался до лодки, орёл уже был на поле боя. Встав на задние лапы, Гайут громко завыл.
Тугай закричал:
Айгу-у-у-ууут!
А услышав с берега вой верного друга, Тугай, подняв весло, закричал:
- Гай- уу- ут!...
Слегка отбежав назад, вдруг подпрыгнул как стрела в воздух, затем кинулся вперёд. Мелкие волны стали лизать его грудь. По телу Гайута прошла холодная дрожь.
Увидев друзей, рыба, в мгновении ока, выпрыгнула из лодки в море. Теперь Йагут и Гайут были в море, а Айгут в воздухе. Тугай от волнения прижал к вздымавшейся, как кузнечные мехи, груди весло.
Словно набравшись сил, акула, щелкнув зубами, бросилась вперед. Хоть по его голове и хвосту, по «сабле» на его спине с разных сторон сыпались тяжёлые удары, хищник отступать не собирался.
В море уже шел кровавый бой…

* * *
Интересно, а небеса слышат голос матери?
И как же море? Слышит ли оно мать?
Мать не находила покоя ни дома, ни во дворе. Мир стал тесен для неё. Мать терзалась в силках горя и отчаяния. Сердце готово было разорваться. Шахла ни на миг от нее не отходила. Девушка утешала её:
- Не горюй, тетя… Не изводи себя. Клянусь Богом, я уверена, что Тугай скоро вернётся домой живым и невредимым.
И все-таки мать не выдержала. Собралась и подошла к Шахле:
- Доченька, не могу я больше терпеть. Присмотри за домом…
- Тётя, а куда ты хочешь уйти?.. – с удивлением спросила Шахла у матери.
- Сына искать…
- Тётя, тогда и я с тобой пойду.
- Ты, доченька, дома лучше останься… Вдруг я уйду, а Тугай вернётся, и если не увидит меня дома, встревожится.
И хотя Шахла в душе не была согласна с ней, но подчинилась её просьбе. Мать ушла, а девушка осталась. Шахла плеснула вслед за матерью воду из ковша.
Взявшись за начало пути, как за нить клубка, мать пошла к морю. Издалека слышался таинственный шепот моря. Мать всем сердцем просила море – чтобы оно пощадило Тугая, её единственного сына.

Ты тоже мать, море…
И у тебя есть дети.
Сжалься надо мной, море…
Моего Тугая пощади…

Мать дошла до побережья. Чайки, кружась над морем, жуткими голосами гоготали; вероятно, это не без причины: обычно чайки перед бурей издавать такие странные, жуткие крики. Мать печально огляделась вокруг. Вышла на узкую тропу, тянувшуюся вдоль берега. Эта дорога шла по пересечению полосы берега и леса. От внимания матери не ускользнули еле заметные следы зверя на слегка влажном песке. Наклонившись, она внимательно всмотрелась в следы. Господи, да ведь это следы Гайута! Мать убедилась в том, что пёс шел этой дорогой. Словно в тревожащемся сердце матери наступил покой. Глаза появился свет, ноги окрепли. Мать ускорила шаги.
Следы пса выходили за край узкой тропки и исчезали в песках. Но мать не собиралась сворачивать с пути. Она была уверена в том, что эта дорога приведет её к сыну.
Вновь наткнувшуюся на следы пса мать, словно молнией ударило. У матери, увидевшей на пересечении моря и берега – на влажных песках – лежащего без движения человека, из груди сорвался безумный крик. Наконец, рыдающая мать подошла к лежащему на земле трупу. Это был старый рыбак. Этого несчастного старика, выброшенного волнами на берег, мать хорошо знала; Тугай часто выходил с ним в море. А где же тогда Тугай? Может он где-то поблизости? Может и его поглотили волны?.. Может, и он, как старый рыбак…Горько рыдает мать от горя, рвет на себе волосы, бьет себя по груди: «Тугай, дитя мое, где же ты?...»
Наконец, мать взяла себя в руки. Подняла с земли весло, которое вместе со старым рыбаком море выбросило на берег. Это было весло Тугая. Женщина вначале прижала весло к груди, поцеловала его, погладила, затем широким концом весла выкопала в песке глубокую яму. Собрав все силы, осторожно потащив старого рыбака, уложила его в эту яму - в его временную могилу. Засыпала его песком, чтобы птицы и звери не разорвали. Шепотом прочла заупокойную молитву, воздев руки к небу, совершила салават (молитва, восхваляющая Пророка Мухаммеда с.а.с). В изголовье могилы поставила небольшой камень - ведь следовало запомнить место захоронения рыбака в этих серых песках. Отыскав сына и вернувшись в деревню, он известит родственников старого рыбака о месте его «могилы» и, несомненно, в самом скором времени, тело, покоящееся под песками, будет похоронено на общем кладбище.
Мать, похоронив старика, омыла руки и лицо солёной морской водой и продолжила свой путь. На плече она теперь несла широкое весло.
А дороге не было конца.

* * *
Морской волк, опешивший от внезапных ударов, сыпавшихся на него со всех сторон, постепенно пришел в себя и вновь приготовился к атаке. Казалось, хищника больше всего злило то, что мощь, скопившаяся здесь за короткий промежуток времени, хочет раздавить, и даже уничтожить его. Немного отступив и собравшись с силами под водой, твердо решил: уничтожить чужую в этом море вражескую силу!
Тугай бился в тисках беспорядочных мыслей.
Теперь непримиримые представители суши и воды оказались лицом к лицу. Быть может в основе всех бедствий, несчастий стоит вечная война между сушей и водой? Ведь говорят, что некогда земля была полностью покрыта водой. Может, в те времена люди и рыбы жили сообща в одном месте - в одних водах. Это потом суша отвернулась от воды, отделилась от нее. Словом, все эти причины никому, и в том числе Тугаю, неведомы. Может акула знает о причине этого «разделения»? Может, люди когда-то, в незапамятные времена, предали рыб? Может поэтому эта рыба сводит счеты с человеком?
Морской хищник хотел в открытую показать свою силу. Это было больше похоже на осознанное мщение, нежели на случайную опасность.…
Все эти существа, эти страшные мстители для акулы были для нее пришлыми и чужими. Даже эта продолговатая, прозрачно-серебристая рыба, своими быстрыми и жеманными движениями отвлекающая ее внимание от основной мишени, иногда выпрыгивающая из воды и бьющая ее по голове острыми плавниками, была в этих водах чужой. Ведь акула здесь родилась и знала всех здешних водных обитателей. А в этих водах такую диковинную рыбу она встречает впервые. Акула хотела улучив момент, проучить эту самодовольную глупую рыбу. Но ей всё никак не выпадал удобный случай; эта негодная коварная рыба, угадав замыслы акулы, всякий раз выпрыгивала из воды. А как только хищник прыгал за ней, круживший над ним орёл, клювом наносил ему удары по голове. Главному его противнику - человеку в лодке стало легче, после того, как ему на помощь пришли боевые друзья; сейчас этот соперник, сидя в лодке, словно желая акулу разозлив, вывести из себя, часто протягивал весло вперед. Акула, разозлившись, переходила в нападение, и в такие моменты получала удары со всех сторон. Косматый грубиян, заходясь в лае, кидался вперёд. Даже морской волк и пес несколько раз оказывались друг напротив друга. Странное дело, но они оба – акула и пес - были чем-то похожи: и у акулы, и у пса продолговатые, грозные морды, острый взгляд. Просто пёс с головы до ног оброс шерстью, а морской волк, наоборот, был гладким и скользким как мыло.
До сих пор акула ни разу не проигрывала в бою. Она всегда уничтожала своих противников, разрывая их на части. Желание биться с врагом до конца впиталось в ее кровь, в ее суть.
Сильный удар веслом по голове, который акула получила во время следующей атаки, не оказался безрезультатным: на этот раз острый клюв орла вонзился в тугую, жесткую и твердую, как кора лесных деревьев, кожу хищника. Вскоре на поверхности моря показались бурые пятна крови. Тугай не мог поверить, что у какого-то морского существа было так много крови. Но что поделать, все так и было: пятна крови, расплывающиеся по волнам, все увеличивались.
Море закружилось перед глазами хищника; красные тяжелые, страшные волны обрушились на нее. Гневно фыркнув, морской волк свирепо кинулся на орла, но из этого ничего не вышло. Вышина, в которой парил Айгут, была недостижимой. И вот тогда акула в первый и в последний раз в своей жизни пожалела о том, что не умеет летать. Но успокоила себя: ничего, хоть орел и взлетел высоко, зато его косматый друг совсем близко! Щёлкнув зубами-клещами, морской волк бросился на пса. Но его очередное нападение совпало с ударами в брюхо и по голове; от этих ударов у хищника потемнело в глазах - одновременные удары человека в лодке и рыбы под водой заставили его отступить. Но дело этим не ограничилось; морской волк, высунувший голову из воды для очередного нападения, почувствовал ужасную боль в спине; на сей раз его укусил похожий на него самого лохматый противник.
Кровавые пятна продолжали расползаться по поверхности воды…
Все происходящее вокруг казалось Тугаю странным сном или чудом; внезапное появление «друзей» в море – как темная туча, вдруг возникшая над головой акулы, они в мгновение ока создали вокруг Тугая «защитное поле» - это было невероятно. Хотите, верьте, хотите – нет, бессловесные звери, которых все считали глупыми - рыба, орёл и пёс – пришли на помощь Тугаю словно из его снов и всё происходящее было продолжением этого кошмарного сна. Но, к сожалению, всё это происходило не во сне, а наяву, на лоне кровавых вод. Иной раз человек переживает наяву такие кошмары, которые ему и во сне не снились.
Теперь вера в спасение у Тугая окрепла. Преданные «друзья» - рыба, орел и пес был рядом. На щелкающую зубами акулу они обрушили удары из-под воды, спереди, сзади и с воздуха.
Теперь сражаться с врагом, отражать его непрерывные и жестокие нападения для Тугая было не так уж тяжело. Пока акула боролась с «друзьями» человека в лодке, сила и количество обрушивающихся на его огромную голову, ударов веслом, все увеличивались. Морской хищник инстинктивно чувствовал, что его главный противник – человек в лодке, и поэтому он, во что бы то ни стало, хотел скинуть с лодки, этого смышленого, разъяренного и ловкого человека, и разорвать его на куски. Но всё было без толку - и удары хвостом по лодке, и попытки ранить и покалечить его, двуногого врага.
В этой кровавой схватке ни одна из сторон не хотела сдаваться или идти на уступки. Поддаться морскому хищнику, сдаться ему для Тугая было равносильно смерти; как это ни странно, но его вера в себя, в свою силу и разум росла; он был уверен, что из этого тяжелого испытания он сможет выйти лишь с ясной и трезвой головой. Тугай по натуре был спокойным и покладистым человеком, но в эту секунду злоба и ярость клокотали в нем; он был подобен вулкану, извергающим лаву. Как бы там не было, он был обычным человеком и должен был проучить этого негодного хищника, который никак не хотел отстать от него.
Тугай сначала в сердцах, а затем в полный голос начал ругать своего врага:
- Ты, дьявол обличье рыбы! Ты не сможешь меня растерзать! Будь ты проклята!.. Чёрт! Дьявол! Чёрт!..
Хотя Тугаю не приходилось встречать в жизни чёрта, но он был наслышан о нём по сказкам матери. Теперь он в опасном месте - открытом море - встретился с ним, страшным, омерзительным, хищным чертом. И этот чёрт, словно явившись из сказок в облике рыбы, хотел его уничтожить. Но он не погибнет!..
«Ты не сможешь убить! Я сильнее тебя!» Нет… такая уверенность могла бы подвести его… Он должен ещё сражаться… Впереди его ждало тяжелое испытание…
Хоть акула иногда и отступала, и словно свинец исчезала в омуте воды, Тугай не терял бдительности. Юноша, даже во время передышки, он держал весло на коленях, не выпуская его из рук.
Тугай чувствовал, что бессонница и усталость изнурили его. Он хотел отдохнуть, но, представляя себе насколько это опасно, вздрагивал от тревоги, и чтобы прогнать сон он то и дело брызгал в лицо соленой водой, набравшейся в лодку.
Тугай поднял голову и посмотрел на посеревший горизонт. Затем огляделся. Акулы не было видно; она неожиданно пропала. Может морской волк, устав от борьбы, отступил?. Друзья его были поблизости. Кажется, устав от полета, от борьбы с хищником, они тоже хотели отдохнуть. Тугай, почувствовав желание «друзей», окликнув их, позвал к себе:
-Эгей! Йагут! Гайут! Айгут! Залезайте в лодку! Отдохните немного! Эгей-й-й…
Друзья поспешили к Тугаю. Вскоре все они сидели в лодке. Морды, тела были мокрыми и испачканными в крови. Тугай расчувствовался, растрогался. «Друзья» после тяжелой морской схватки, впервые собрались вместе, чтобы сделать передышку. Юноша погладил по голове Гайута, Айгута и Йагут, приласкал их; тихим и печальным голосом начал говорить:
- Не верю своим глазам. Мои верные друзья, неужели это вы? Как же вы меня нашли? Йагут… Гайут… Айгут… Дорогие мои. А мать знает о вашем приходе? А как же Шахла, ей известно о вашем нежданном походе?.. Почему молчите? Вы слышите меня? Конечно же, да! Теперь мы друзья на вечные времена! Мы и после этого всегда будем вместе… Не так ли? Да?.. Вы понимаете меня? Конечно же, понимаете! Мои дорогие друзья… Сердечные мои друзья …
Разговаривая, Тугай задремал. На миг перед его глазами промелькнули силуэты матери и Шахлы. В этом коротком сне он увидел свой дом, бассейн во дворе. Затем увидел, как его друзья – пёс, рыба и орёл держат путь к морю. Тугай начал кричать вслед своим друзьям: «Эгей! Йагут… Гайут… Айгут…»
И в этот момент произошло землетрясение. Земля ушла из-под ног Тугая. Проснувшись, Тугай вздрогнул: оказывается, под ним не земля раскачивалась, а море.
Лодку затрясло. Акула снова перешла в атаку. Тугай вместе с друзьями бросились в новый бой. Кровавые волны бились о борт лодки.
Тугай поднял весло и нанёс удар по скользкой спине хищника, тянувшегося в лодку. Засопев, акула отступила. Пёс вонзил свои острые зубы в спину морского хищника, туда, куда пришелся удар Тугая. Кровь из раны на спине брызнула в разные стороны – на лодку, море и на пса. Хищник хоть и растерялся от боли, но позиции сдавать не хотел. Он, ударив хвостом по голове Гайута, вновь бросился к лодке. Лодка, закачавшись, закружилась на месте.

* * *
Шахла никак не могла себе простить, что отпустила женщину в дорогу одну-одинёшеньку. Надо было и ей, взвалив на себя груз отчаяния, пойти вместе с ней. Правда, женщина оставила дом на её попечение, крепко-накрепко наказав, никуда не отлучаться. Но был ли смысл оставаться одной в этом опустевшем дворе?.
После долгих раздумий, Шахла решила отправиться в путь. Перед уходом она навестила свою мать, подмела двор, навела порядок в доме, погладила белье…
Да, теперь можно было отправляться в путь.
Покрыв голову шалью, она стала больше похожа на пожилую женщину, нежели на молодую девушку. Выточенный из дерева посох в её руке дополнил образ «старушки».
Шахла ещё раз обвела взглядом двор, закрыла за собой калитку. Она решила идти по направлению к морю. Путь был не близкий. Но девушка была тверда в своем решении и потому зашагала по дороге уверенными шагами.
Детство Шахлы и Тугая проходило по соседству. Часто ссорившиеся и спорившие между собой мальчик и девочка со временем начали общаться более осторожно, стесняясь. Никто из них не знал причину этой стеснительности. Встречаясь, оба краснели и, здороваясь лишь кивком головы, быстро расходились. Словно в этот момент они теряли дар речи. На самом же деле они горели желанием встретиться вновь. Тугай иногда забирался на крышу своего дома и оттуда заглядывал в соседний двор. Ведь там, во дворе, могла быть Шахла. Стоило ему увидеть девушку, как внутри у него пробегала странная приятная дрожь.
Шахла тоже скучала, не видя соседского юношу. Иногда с крыльца своего дома тайком смотрела на соседний двор: ей было интересно следить за тем, как Тугай играет со своими «друзьями». А когда Тугая не было дома, девушка ходила в гости к его матери, а затем играла с его «друзьями». Так же, как и матери, они и ей напоминали о Тугае. И друзья Тугая – рыба, орёл, пёс – тоже, в свою очередь, привязались к девушке.
В этом маленьком местечке, где у неё не было ни подруг, ни близких родственников, Шахла скучала, если не видела «друзей» Тугая. Скучали и мать, и «друзья», если по нескольку дней не видели девушку. Хоть девушке и было трудно понять мысли матери, исподтишка внимательно поглядывающую на нее, Шахла догадывалась, что мать Тугая хочет видеть её, слышать её задорный голос каждый день.
Теперь же девушка, пустившись в дорогу, вслед за своими соседями, вдруг разрыдалась. Что же ожидает её в этом опасном путешествии? И встретится ли она вновь с Тугаем, с его матерью и «друзьями»?
Девушка протянула руки к облачному небу и начала шепотом молиться: «Господи, помоги мне…»
Ей показалось, что Господь услышал её молитву. Как только она закончила молиться, черно-серые облака, вытянувшись как караван верблюдов, растворились в бесконечности. И в этот миг все кругом озарилось светом. И этот бурный поток света осветил и землю. Девушке показалось, что со струящегося с неба света прямо в её сердце капают прозрачные капли.
Шахла, ускорив шаги, направилась в сторону моря, чей шум и дыхание доносились издалека. Теперь девушка, так же как и мать Тугая, стала молиться морю: «Ты, матушка-море, сердце мое, душа моя. Скажи своим волнам, пусть не гневаются. Прикажи хищным рыбам не трогать Тугая. Скажи кораблям, пусть спасут Тугая. Сжалься над нами, матушка –море… О море. Слышишь ли ты меня, море?»
Слышало ли море молитву девушки?

* * *
Тугай, сняв с себя разорванную в клочья рубашку, бросил её в угол лодки. Капли пота, смешавшись с кровью, наверное, то была кровь акулы, струились по его медному телу, блестящему под лучами закатного солнца.
Тугай интуитивно чувствовал, что разъяренный от ран морской хищник, вновь готовится к атаке. Правда, пока самой акулы не было видно. Она, видимо, ушла на дно моря, после обрушивших на неё ударов. Но, скорее всего, это было лишь временное затишье. Наверное, немного погодя, всё опять повторится - кровавая битва, борьба за жизнь вспыхнет с новой силой.
Но сколько бы Тугай не грёб одним веслом, никакого толку от этого не было: лодка стояла, словно увязнув в густом сиропе, и сдвинуть её с места становилось всё труднее. Усталые «друзья» собрались в лодке. Они уныло смотрели на Тугая, словно ждали от него совета. Тугаю трудно было на что-то решиться. И потом, что он мог поделать? Хотя берег и был виден на горизонте, доплыть до него было невозможно. И дело тут было не только в преодолении расстояния. Главное было увернуться от внезапного нападения хищника. На «дружеское расположение» акулы надеяться не приходилось!
Правда, «друзья» могли, покинув лодку и спокойно добраться до берега. Но по ним было видно, что ни один из них не хотел оставлять Тугая одного в лодке.
А эту проклятую лодку все еще невозможно было сдвинуть с места!
А с другой стороны их мучила жажда… А запас воды, который Тугай взял с собой закончился. Допитая до последней капли металлическая фляжка валялась в углу лодки. Окруженные водой, они изнывали от жажды.
Тугай иногда увлажнял потрескавшиеся губы соленой водой, скопившейся в лодке, но это не помогало – от жажда все внутри горело.
Хоть взгляд Тугая был устремлен на друзей, но мыслями его были далеко. Он ни на секунду не забывал о матери и Шахле. Теперь он ясно себе представлял, как родные ему люди тревожатся и тоскуют о нем. Он хотел поскорее вернуться домой и обрадовать ожидавших его мать и Шахлу. Тугай хотел по прибытии домой, отправить своих друзей в «родные края». Пусть рыба уплывет в море, орел – в небо, а пес - в лес. Каждому дорога своя отчизна. Каждый должен жить в родном краю. Но согласятся ли они покинуть его, расстаться с ним? Вряд ли… И потом неизвестно еще вернется ли он сам домой живым и здоровым? Одному Богу известно, какие ещё испытания ждут его самого и его «друзей».
Звук, похожий на гневное змеиное шипение, оторвал его от грёз. Когда разбитая голова хищника вновь появилась над водой, все в одно мгновение пришло в движение: орёл с криком взвился в небо, пёс и рыба кинулись в воду. Морской хищник, бросившись из воды вверх, собрался прыгнуть в лодку. Тугай впервые видел врага так близко. Они чуть было не столкнулись лбами, нос к носу. Тугай живо отскочив назад и закружив весло, хотел обрушить его на голову хищника. Морской волк в мгновении ока схватился зубами за широкую сторону весла и отпрыгнул назад. Тугай, увидев его белые, громадные, острые зубы, и невольно вскрикнул:
- Йагут! Гайут! Айгут!..
Морской волк, схватив весло, вновь вернулся в море: словно хотел спрятать весло – это страшное оружие, в море, под волнами. Действительно, спрятав это «страшное оружие» - весло, акула вскоре выпрыгнула из моря наверх. Наверняка хищник понял, что теперь воевать с безоружным врагом будет легче. Но как только голова акулы показалась над волнами, острый клюв орла снова вонзился в его голову. И в это время «спрятанное» в глубине моря под волнами весло вновь поднялось на поверхность воды. Пёс кинулся вперёд, схватил весло и поплыл к лодке.
А рыба, нырнув под воду, острыми плавниками наискосок пронзила вздымавшуюся как кузнечные мехи грудь хищника.
Пес, несколько раз помотав головой, бросил весло в сторону лодки. Тугай в воздухе схватил «оружие».
Акула была ошеломлена. Но сломить её волю было непросто. Акула ещё поборется, обязательно отомстит своим врагам, разорвёт их острыми зубами на части. Разве так легко сломить и уничтожить большого хозяина большой воды?.. Нет, она так просто не смирится со своим поражением!
Акула, собрав остаток сил, опять кинулась к лодке. Она давно определила, что главный ее противник - человек с веслом, находящийся в лодке! Морской волк был уверен, что если он расправится с «вооруженным» существом, то с его «друзьями» расправиться будет несложно. Раскрыв свои крылья, орёл ринулся вперёд, вонзил клюв в спину хищного морского зверя. Крепкими зубами пёс разодрал хвост акулы. А рыба, бросившись вверх, нанесла плавниками сильные и тяжелые удары по груди хищника. Тугай отошел и, размахнувшись, веслом ударил по голове беспощадного врага. Но… Но было уже поздно. Хищник был уже в лодке. Он, щелкнув зубами, сунулся вперёд, но Тугай невольно отпрянул назад и, перевернувшись, упал в море – в холодные, тяжелые солёные волны; ведь не было смысла врукопашную бороться с разъяренным хищником. Такой бой был риском для жизни.
Акула, опираясь бронированными плавниками о деревянное днище лодки, смотрела на барахтавшихся в воде своих врагов. Словно она насмехалась над ними, давала понять, что подошел конец. Ясно слышался скрежет ее зубов. Акула была уверена, что его главный враг – существо, вооруженное веслом, не удержится долго в этой холодной воде, побарахтавшись немного, уйдет на дно моря и превратится в прекрасную для него добычу! Когда погибнет главный враг, она расправится с остальными.
Тугай барахтался на волнах. Теперь было опасно тянуться к лодке, попытаться ухватиться за какую-нибудь ее часть: акула искала удобного случая вонзить острые зубы в его плоть.
Сейчас друзья находились в море. Холодные волны подбрасывали их словно листья.
Морской волк, кажется, наслаждался победой: поднявшись на хвосте, он со злобным удовлетворением оглядывал своих врагов. Черные, страшные глаза морского волка словно были затянуты мглой. Тугаю показалась, что мгла в глазах хищника исходит изнутри. Кажется, между людьми и рыбами помимо вражды есть и какое-то странное сходство. У одних внутри затянуто мраком, а у других - освещено светом. И, скорее всего, не только рыбы, но и люди, и вообще весь мир создан из света и тьмы. Когда одна часть света освещена, другая -погружена во тьму. Свет и мгла никогда не были и не смогут быть вместе…
А теперь свет и мгла встретились лицом к лицу.
В отличие от барахтавшихся в море «друзей», растерявшихся от внезапной опасности, орёл первый принял решение! Небесный тигр – Айгут с горящими от гнева и ярости глазами, раскрыв крылья, поднялся повыше и стремительно ринулся в лодку, прямо на морского волка. Словно в море молния сверкнула и грянул гром.

* * *

Дорога, тянущаяся вдоль берега, пролегая через скалы и колючие кусты, привела женщину к сероватому месту, где холмики мелкого песка выстроились в ряд.
Здесь не было ни тропинки, ни следов. И следы пса исчезли. Мать прислонила весло к холмику песка и оляделась вокруг. И море, и берег, и небо были серыми.
Хорошо, что вокруг было тихо. Если начнётся ветер, то он всколыхнет море. И волны тогда, вздымаясь друг на друга, затмят всё кругом. Мать повернулась лицом к горизонту, где небо граничит с морем и начала молить ветра:
- О ветер, да буду я жертвой твоей,
Постой немного, не вей.
Не торопись расправлять крылья…
Ведь дитя мое может
Стать жертвой твоего гнева,
Лодка может пропасть в море.
Он ушёл в море и не вернулся домой
Сердце матери говорит мне,
что он всё ещё в море…
Мой Тугай из тех, кто умеет
противостоять бедам и мучениям.
Его товарищ, старик-рыбак
попал в шторм и бурю и погиб.
Мой сын остался в море один.
Пожалей моего Тугая,
пожалей меня, ветер.
Затем мать обратилась с мольбой о помощи к солнцу, морю, небу. Она не забыла попросить также помощи у чаек над морским прибоем; у этих свободных и счастливых небесных птиц. Мать попросила их указать ей место, где искать ей сына.
Закончив молитву, она вскинула весло на плечо и собралась продолжить свой путь, но что-то в этот миг заставило её оглянуться. Развернувшись, она посмотрела назад. К ней быстро приближался чей-то темный силуэт. Мать застыла на месте, ноги ее приросли к песку. Она застыла на месте. Силуэт шел прямо к ней. Мать испугалась. Интересно, кто бы это мог быть? Тёмный силуэт помахал ей рукой. Колени матери задрожали. Ее охватило волнение. Может тот, кто идёт, несёт ей черную весть?
Когда этот человек, укутанный в чёрную шаль, приблизился, мать узнала ее по глазам. Это была Шахла!..
Мать невольно вскрикнула:
- Шахла!..
- Ана!..Мама!
Девушка впервые назвала мать Тугая - мамой. Они бросились в объятия друг друга. Потом, взявшись за руки, расплакались: казалось, на парных струнах зазвучала жалобная трогательная музыка; это было загадочное настроение, рожденное неожиданной радостью и печалью.
Мать не стала долго расспрашивать девушку. С одной стороны, она рассердилась на Шахлу за то, что та пошла за ней, а с другой - ей это было отрадно. Значит, девушка любила мать! Значит Шахла ради Тугая готова на любые трудности! Значит, Шахла была достойна Тугая и матери…
Взявшись за руки, они продолжили свой путь…
Когда далеко, в месте, где горизонт сливается с водой, появилось темное пятно, мать и девушка остановились и с интересом вгляделись в море.
Мать взволнованно сказала:
- Доченька, взгляни, в море действительно что-то чернеет?
- Да, мама…
- Кажется, это лодка, да?..
- Да, так и есть, мама…
- А почему она без движения стоит посреди моря?.. Может… Может мой сын…
Грудь матери сдавили рыдания. Шахла прижалась головой к груди матери. Их сердца забились, словно рыбы, попавшие в сеть.
С моря дул прохладный ветер.

* * *
Инстинктивно испугавшись атаки орла, разгневанный морской волк, опираясь хвостом о дно лодки и вытянув вперёд голову, собрался нанести ответный удар; он хотел, вонзив острые зубы в крыло противника, затащить его вниз и растерзать. Но, угадав коварный план врага, орёл тотчас изменил в воздухе угол нападения: Айгут на этот раз вонзил клюв не в голову хищника, а в глаз, прямо в зрачок. Морской волк, закачавшись, наклонился в сторону. Тугай понял, что «друзья» не собирались на этом останавливаться. Когда акула повалилась на бок, искавшая для нападения удобный момент, Йагут, выскочив из воды, нанесла хвостом косой удар по другому глазу хищника…
Словно «друзья» так же, как и Тугай, почувствовали, что наступил решающий миг сражения; теперь число атак увеличилось. Если бы эти атаки прекратились, то все могло бы закончиться не так, как они этого желали. И поэтому сильному и безжалостному врагу нельзя было дать возможность принять меры; за ударом следовал удар.
Скорее всего, ослепший хищник злобно барахтался в лодке, желая оказаться в своем родном «окопе». В этом ему помог Тугай: юноша обеими руками схватился за борт лодки и потянул к себе. Лодка накренилась, и акула, шлёпнувшись в воду, забилась в ней. Но она всё ещё не собиралась сдаваться.
Расположившись в лодке, Тугай поднял весло и начал им наносить беспрерывные удары по обессилевшему телу морского волка, который до последнего вздоха решил продолжать бой.
Лишившись обоих глаз, хищник еще больше разъярился. Мир погрузился для него во мрак. И в этой мгле он действовал по доносившимся до его ушей звукам, пытался определить точное направление для следующей атаки.
Морской волк все еще желал бороться. Он и не помышлял о том, чтобы отказаться, отступить, от выпавшей на его долю наживы. Он всегда нападал, он всегда разрывал. Ему уже надоело воевать со слабаками и уничтожать их. Он давно мечтал о поединке с сильным соперником! И вот ему представился этот случай – к тому же, бороться не с одним противником, а с несколькими! С целой командой…Акула направила всю силу своего удара на еле различимое черное пятно лодки; стала биться головой о ее борта. Однако ее атака натолкнулась на встречную атаку «друзей»: удары, как град посыпались на голову морского волка.
…От участившихся и усиливающихся ударов морской волк ослабел, тело его онемело. Он постепенно терял сознание, растворяясь в воде, опускался в кромешную бездну, на недосягаемое дно. И теперь уже и его желание - все растерзать, тоже таяло и растворялось в морской воде
Наконец, атака пса всё решила. Гайут вонзил острые зубы в горло акулы и потащил его назад. Дэ этого грозный, разъяренный, фыркавший морской волк, теперь, захрипев, перевернулся на спину. У качавшегося на волнах хищника от былой ярости не осталось и следа; он словно крепко уснул. Лишь иногда дергался его хвост.
Вскоре хищник вконец успокоился. Волны вновь перевернули его на живот. Раскрыв крылья, орёл сел прямо на спину морского волка – на его острые плавники, напоминающие сабли. Но теперь уже эти «сабли» уже ничем не грозили.
Пёс и рыба от радости подпрыгивали. Но радовались они недолго, ведь одним веслом вести лодку к берегу в открытом море было невозможно. Лодка походила на однокрылую птицу. А с одним крылом разве можно долго летать?
Но тут произошло чудо. Вскрикнув, орёл взвился в небо. Пёс завыл и бросился к берегу. Рыба, подпрыгивая над водой, поплыла за псом.
Тугай удивился и заволновался. Он начал кричать:
- Эгей! Йагут! Айгут! Гайут!… Стойте, куда же вы?.. Куда?..
«Друзья» же либо не слышали, либо не хотели его слушать. Тугай посмотрел им вслед, затем взглянул на берег: на берегу темнело два силуэта. По одежде было видно, что это женщины. Одна из них махала платком. В руках у другой был непонятный предмет, и, кажется, это было весло.
Сердце Тугая взволнованно забилось.
Морской волк лежал на дрожащих волнах моря. Море тихо качало своё дикое дитя, словно отпевало его на своем языке. Тугай вдруг почему-то пожалел акулу, сердце его сжалось. Он даже растрогался…
Бог свидетель: Тугаю не было дела до этого грозного и свирепого морского рыцаря. Эта акула хотела растерзать его и его «друзей», пришедших ему на помощь. Из кровавого боя на морских волнах одна из сторон вышла победителем.
А морской волк стал жертвой своей безграничной злобы.
«Господи, прости меня, если я согрешил…» - прошептал Тугай.
Друзья вскоре вернулись. Раньше всех возвратилась рыба. Она подпрыгивала в родном море, как непоседливый ребёнок в люльке. Затем показался и орёл. Распластав крылья, он очертил в небе круг и забросил из своего клюва в лодку – шаль. Тугай узнал эту шаль: это была шаль Шахлы.
Затем появился пёс. Крепко сжимая в зубах весло, он ловко закинул его прямо в лодку. Тугай схватил весло прямо в воздухе.
Друзья разом собрались в лодке.
Уже стемнело.
Тугай, определив направление, начал грести.
Женщины на берегу, в один голос поприветствовали их:
- Эгей!.. Тугай!.. Сынок!.. Ты меня слышишь?..
- Тугай!.. Это я, Шахла…. Поворачивай лодку к берегу!..
- Йагут!..
- Айгут!..
- Гайут!..
- Эгей!.. Не бойтесь! Мы здесь! Мы с вами!..

* * *
Лодка с хрустом врезалась носом в песок.
Тугай спрыгнул на землю и побежал к женщинам, застывшим на берегу.
Мать от радости разрыдалась.
Шахла, опустив голову, смотрела вниз.
Немного погодя, мать, отделившись от Тугая, пошла в сторону моря, к раскачивающейся на волнах лодке.
Юноша и девушка незаметно оглядели друг друга. Черные, как ночь, волосы Шахлы рассыпались по ее белому, как день лицу. Ее алые нежные губы дрожали.
А Тугай в эти минуты был похож на гранитную статую, отшлифованную морем; его жесткие волнистые волосы рассыпались по плечам; в глубине его глаз, с интересом глядевших на девушку, из-под длинных сросшихся бровей, чувствовалась детская невинность. На его широком лбу, мускулистых руках, на вздымавшейся от волнения широкой груди капли воды блестели словно в ожерелье девушки..
Оба были статными, красивыми. В эти мгновения они были самыми счастливыми людьми на свете.
«Друзья», устроившие веселую возню возле лодки, окружили мать.
Шахла и Тугай тоже подошли к матери.
Волны лизали берег.
Лодка раскачивалась, как люлька.
Все они вместе какое-то время безмолвно любовались морем. Затем мать шепотом поблагодарила море. Вскоре поднялся легкий ветерок. Мать обратилась к ветру :

Ты вернул моего сына, ветер…
Я благодарна тебе,
Я у тебя в долгу…

Постепенно напевание матери перетекло в песню. Шахла и Тугай присоединились к матери и тоже запели. Затем случилось чудо; к их голосам присоединились другие голоса: Ягут. Айгут и Гайют вплели в эту песню свои голоса. Немного погодя море и ветер тоже присоединились к ним. Каждый пел эту песню на своем языке; Но в этом «хоре» все друг друга хорошо понимали…
В этом мире у каждого живого существа, у каждого настроения есть свой голос. Свой голос есть у несчастья, и свой голос есть у счастья…
И теперь счастье пело свою песню…

* * *
Взошла луна. По морю плыла лодка. В лодке сидели трое: женщина, девушка, юноша.
Несколько поодаль от лодки, по берегу моря бежал пес.
Высоко над лодкой парил орел.
Перед самым носом лодки плыла большая серебристая рыба и будто указывала им дорогу..
Верные «друзья» оберегали и сопровождали лодку и людей - с суши, с воздуха и по воде.
Яркая луна купалась в волнах.
Вскоре и «друзья» - орёл, рыба и пёс запрыгнули в лодку. Теперь в лодке находилось шестеро живых существ: Тугай, Мать, Шахла, Йагут, Айгут, Гайут. Они все были членами одной семьи, одного очага. Все они изрядно устали, выбились из сил. Однако устали только их тела; в действительности же они праздновали победу. Этот праздник был у них внутри, в душе…
При каждом движении весел слышался тихий, волшебный шелест волн. И казалось, звезды, отражающиеся в волнах, прыгали от радости…
В лодке царила тишина. Почему-то все молчали. Со стороны показалось бы, что и «друзья» погрузились в свой таинственный мир грез.
Тугай вновь искал ответы на вопросы, которые его беспокоили: интересно, захотят ли его «друзья» когда-нибудь возвратиться на свою родину, то есть орел – в небо, рыба – в море, собака – в лес? Что ждет впереди его верных «друзей» - разлука или же…
Тугай, нагнувшись к «друзьям», посмотрел им в глаза. При свете луны глаза их ярко горели. Юноша изумился: глаза этих бесстрашных детей природы были похожи на заботливые, печальные человеческие глаза!
Тугай плыл в море раздумий. За короткую свою жизнь он получил немало ударов от людей. А последний удар хотел нанести ему морской хищник. Но «друзья» вовремя подоспели на помощь. Он был безгранично благодарен «друзьям». Они оказались благороднее многих его друзей – рыбаков. Он немало повидал людей, что спорили, ссорились и дрались по пустякам. Были такие и среди рыбаков. А они… Тугай будет любить «друзей» всю жизнь. «Друзья» были дороги ему, как мать и Шахла…
В море Тугай оказался свидетелем борьбы жизни и смерти. Он сделал для себя вывод: оказывается, между людьми и другими живыми существами нет особой разницы; бессловесные животные иной раз проявляют истинное благородство, милосердие. Оказывается, чтобы познать истину, не обязательно быть кем-то или чем-то. Истина известна не только человеку. Тугай теперь уже был абсолютно убежден, что всё, что происходит в мире, связано между собой видимыми и незримыми нитями. И что все кем-то управляется; И не обязательно прожить долгую жизнь, чтобы познать наличие управляющей действительности.. Иногда одного мгновения достаточно, чтобы познать истину. Ничто в мире не проходит бесследно; каждый получает по заслугам, за те действия, которые он совершает или совершит в своей жизни. Зло порождает зло, добро порождает добро. Говорят, брось рыбу в пучину, если рыба не оценит, Господь оценит. Нет, оказывается, бывает и наоборот: иной раз о пучине знает только сама рыба. Твое спасение - в твоих деяниях. А если ты совершил зло, то все то, что ты уничтожил, однажды уничтожит тебя. Сущность всего живого схожа. Все, от мала до велика, живут по единым законам природы. Но человек не всесилен. Тугай убедился в том, что мир от невзгод может спасти не только единение людей, но и солидарность всех одушевленных и неодушевленных созданий.. интересно, много ли тех, кто видел это единение, чей срок жизни равен существованию мира. Тугай в эти минуты понял, что в мире нет ничего неодушевленного, ничего бессловесного; у камня, у дерева, травы, ветра, воды – у всего на свете, так же как и у людей, есть свой таинственный мир. И человек пока не вхож в этот мир… На земле - цветы, в небе – звезды – шепчутся друг с другом. Как люди…Мир для детей земли и неба – един. Вне сомнений, придет время –«одушевленные» и «неодушевленные» общий язык, они научатся понимать и сочувствовать друг другу... Как «друзья» Тугая…
«Хвала тебе, Господи!»
Лодка Тугая, плывущего в мире сладких грёз, такая же усталая, как и он сам, разрезая тяжелые волны, двигалась вперёд по бескрайнему морю.
Остальные члены семьи, кажется, дремали в лодке.
Тугай мельком посмотрел на спящую мать; мягкие следы, которые могло увидеть только сердце, безграничного счастья, кипевшего в сердце матери при лунном свете как солнце разлилось по лицу матери.
Невольно взгляд юноши устремился на лицо Шахлы, которая склонила голову набок, как нежная гвоздика. Черные волосы девушки упали ей на лицо; словно тучи затмили луну. Тугай, протянув руку, осторожно убрал в сторону благоухающие фиалками и мягкие как шелк волосы девушки. Улыбнувшись во сне, девушка погладила грубые мозолистые руки Тугая, затем прижала их к груди…
Йагут, дремавшая в скопившейся в задней части лодки воде, вдруг открыла глаза и тотчас их закрыла. Тугай впервые в жизни видел моргающую рыбу. Ведь рыбы даже в воде спят с открытыми глазами.
Айгут шатром раскрыл свои крылья, затем вновь их сложил…
Гайут завилял хвостом…
Мать улыбалась во сне; ей снилось самое красивое событие: будто двое, взяв друг друга за руки, бегут к берегу по поверхности моря. Мать стоит на берегу; по силуэтам она узнает бегущих: это Тугай и Шахла. От удивления глаза матери расширяются: удивительно, юноша и девушка бегут по поверхности моря и не тонут, не погружаются в волны. Они будто летят на крыльях. Но сердце матери все равно в тревоге. Она и во сне молится: « Господи, помоги им…» Господь услышал молитвы матери; Тугай и Шахла достигают берега, обнимают и целуют ее. Мать счастлива…
Тугай вновь нагибается и смотрит на Шахлу: Девушка продолжает улыбаться во сне. Шахла видит продолжение своего недавно увиденного странного прерванного сна; будто разноцветные россыпи цветов плывут за лодкой Тугая… И в этом странном сне Шахла, положив голову на плечо юноши, плачет. Казалось, с ее глаз текут ливни; возможно, это были слезы радости. И потом, в снах ведь все наоборот…
Золотистая луна, приколотая к небесной груди, нежилась, любуясь своим отражением в море…
Бескрайнее водное царство сейчас напоминало пустыню. Лодка была похожа, на отбившегося от каравана усталого верблюда, медленно разрезающего песчаные бугры. А волны, ласкающие борт лодки, напоминали сыплющиеся песочные бугорки в серой песчаной пустыне
Словно небольшое кочевье возвращалось с долгого путешествия. Ещё они напоминали странствующих паломников, возвращающихся из святых мест.
Это было морское кочевье.
Вскоре взойдет Солнце.
Морское кочевье плыло к занимающейся алой заре.
Вот уже и море задремало…



***
Здесь я заканчиваю историю, которую хотел вам рассказать.
По правде говоря, мне его поведал старый рыбак. Мы познакомились с ним на берегу моря, во время рыбалки. Мне тогда показалось, что эта история произошла с ним. Потому что…. Когда я стал прощаться со стариком, он протянул широкую, как весло, крепкую руку и тихо назвал своё имя:
- Тугай…
Я расстался со стариком.
С тех пор у меня перед глазами стоит картина сказочного морского кочевья. Да, оказывается, в мире бывает и морское кочевье…


Перевод Д.Каракмазли и И.Исмайловой



2 dəfə oxundu

Axtarış