Трёхкомнатная квартира
Müəllif: Adil ZAMAN


2017-10-08 19:10:43


Адиль ЗАМАН
Трёхкомнатная квартира
Драма в 3-х действиях и 4-х картинках

Действующие лица:

Ш а х и н, бывший воин, 29 лет
З а р и ф а, его мать, 47 лет
С е в и н д ж, ее дочь, 22 года
С е в д а, ее подруга, 22 года
Л а р и с а, студентка, 21 год
Ж у р н а л и с т
Ч и н о в н и к

Действие происходит в первой половине 90-х годов прошлого века в одном из поселков Баку

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Однокомнатная квартира старого одноэтажного дома. Справа от зрителей дверь к коридору и кухне. Комната разделена на две части поставленными рядом напротив двери книжным шкафом, старым шифоньером с длинным зеркалом в середине и буфетом. В левой части аккуратно убранные кровати З а р и ф ы и С е в и н д ж а, а в правой – кровать Ш а х и н а.
На передней сцене слева от зрителей поставлен диван, в середине стоят стол и четыре стулья, а на правой стороне – журнальный столик, два кресла, прямо на полу высокая ночная лампа, а за ней видны большой цветочный горшок и телевизор.
На стенах квартиры висят портреты отца и деда Ш а х и н а, а также горшки с вечнозелеными цветами.
Большое окно в глубине сцены открывается на стройплощадку. В течение всех действий там можно видеть панелевозы и рабочих, разгружающие панели краном и по мере необходимости подающие их на верхние этажи.
В данный момент монтажники и сварщики работают на седьмом этаже одноблочного девятиэтажного дома.
Ш а х и н сидит за столом, берет разные ордена и медали из маленькой коробки, смотрит на них и раскладывает их на столе. Входит З а р и ф а.

Ш а х и н (увидев мать, улыбаясь). В «Бирже» дали объявление, что покупают всякие ордена и медали. (Смотрит по сторонам). Где-то здесь была… Вчера Севиндж принесла. Просто так листал, вдруг попало на глаза…
З а р и ф а стоя смотрит на сына.
Смотри сколько… (Торжественно и с иронией). Звезда Героя Советского Союза, медали. Почти все ордена и медали Афганистана…
З а р и ф а (садится рядом с ним). Сынок, кто продаст свои ордена и медали? Вон, смотри (указывает на портрет мужчины 30-33-х лет в кителе, на обоих грудях которого висят многочисленные ордена и медали), твой покойный дед очень дорожил ими и бережно хранил их… Правда, говорят, что тот китель он одел только один раз – когда сделали этот портрет. Даже «Золотую Звезду» Героя Советского Союза не носил. Только 9 мая у него на груди бывала медаль «За взятие Берлина». Наверное потому, что твой дед когда 19-летним добровольцем отправлялся на фронт, сказал соседям: «Пока не воткну флаг на Рейхстаг, не вернусь обратно!» Именно в Берлине получил самые тяжелые пулевые раны. Поэтому после возвращения не прожил даже 10 лет…(Вздыхает). Твой покойный отец тоже был награжден какой-то медалью за участие в чехословацких событиях 1968-го года. Были у него и другие медали. Теперь храню их как реликвию. Разве можно вырвать те годы из жизни деда и отца?.. Точно так же эти (указывает на ордена и медали) - память о тех твоих физических и душевных невзгодах…(Встает, берет каску с буфета, возвращается, с укором). Может, продашь и эту каску со следом от пули муджахида?.. (Садится).
Ш а х и н (встает, задумчиво ходит по комнате). Мама, тогда, наверное, дед сам не знал ради чего идет на верную смерть…
З а р и ф а (перебивая его). Как не знал, сынок? Воевал с фашизмом, защищал Родину!..
Ш а х и н. Точнее, ему так говорили. Но теперь стало известно, что тогда две фашистские системы – коричневая и красная – жертвуя миллионами жизней сводили счеты друг с другом.
З а р и ф а с удивлением смотрит на сына.
Отца тоже обманным путем отправили задушить прямо в колыбели мечты о свободе чехословацкого народа, как 20 января расправляли с нами. (С гневом). Рядом со мной была и одна молодая женщина с ребенком на руках. Неожиданно русский танк на большой скорости пошел на нас. Мы еле-еле успели разбежаться и спастись от верной гибели, а та женщина не смогла и танк раздавил ее с ребенком. Ее последние крики: «Свобода!..», «Свобода!..» по сей день звучит в моих ушах… А нам тогда говорили, что якобы идем на помощь афганскому народу, стремящимся защитить свою независимость в борьбе с контрреволюционерами, подстрекаемыми американскими империалистами. Но, оказывается, несмотря на то, что мы сами мусульмане, присоединяясь к русским, истребляли мусульман. И если дали эти железки (указывает на ордена и медали, с иронией), значит, постарались хорошо… (Продолжает нервно расхаживаться).
З а р и ф а (с испуганным видом поднимается, подходит к Шахину). Сынок, ты приехал сильно утомленным, за эти 2-3 дня не отдохнул как следует. Лежи немножко, отдохни, а я приготовлю что-нибудь. Скоро Севиндж придет на обед.
Ш а х и н вяло садится на диван. З а р и ф а идет к двери.
Ш а х и н. А ты не ходила на работу?
З а р и ф а (останавливается и поворачивается). Нет, дитя мое. Наш завод уже не работает. Иногда хожу туда, чтобы совсем не забыли меня. Вот уже который месяц зарплату не дают. Кое-как живем на зарплату Севинджа. (Подходит и садится на стул напротив сына).
Ш а х и н. А Севиндж где работает?
З а р и ф а. Честно говоря, даже не знаю название ихней фирмы. Набирает тексты на компьютере.
Ш а х и н (с иронией). А чем она отличается от машинистки? Ради этого училась в университете в Москве? Достаточно было закончить какие-то курсы здесь…
З а р и ф а (ласково). Сынок, сейчас людям с высшим образованием трудно найти работу. Везде идут сокращения. Диплом дома - не лишний. Когда-нибудь пригодится. Севиндж довольна своей работой, да и зарплата не плохая.
Ш а х и н (кое-что вспомнив). Как раз хотел спросить у тебя, вчера какой-то холоп привез Севинджа на «Жигулях». Пока я дошел до машины, уехал.
З а р и ф а (спокойно). Наверное, это был Хасай, сынок.
Ш а х и н (холодно). А кто он такой?
З а р и ф а. Работает в «комиссионке» в городе. Машина тоже его самого. Хотел прислать сватов, но я сказала что, пусть подождут до тех пор, пока не получим какое-нибудь известие о тебе. Кажется, не плохой парень. Севиндж довольна им.
Ш а х и н (смотря перед собой в одну точку). А ее подруга бывает у нас?
З а р и ф а. Севда? Иногда приходит вместе с Севинджом. Она не знает, что ты вернулся. Я сказала Севиндж, чтобы завтра ее приводила.
Ш а х и н (быстро). Не надо.
З а р и ф а с удивлением смотрит на него.
Не надо привести. Просто сообщите ей о моем возвращении, и баста.
З а р и ф а (с удивлением). Почему ей приехать одна? Пусть приезжает вместе с твоей сестрой…
Ш а х и н (с тоном, не допускающим возражения). До моего ухода Севиндж приводила-провожала ее?.. Она знает и нашу улицу, и наш дом.
З а р и ф а(спокойно). Я ничего не имею против, сынок. Ты сам себе голова… (Поднимается). Заварила свежий чай, может, выпьешь стаканчик?..
Ш а х и н (устало). Нет, принеси кофе, но добавь мало сахару.
З а р и ф а (мягко). Кофе нет у нас, сынок. И дефицит, и очень дорого.
Ш а х и н. Ладно, ничего не надо. (Зевая поднимается, потягивается).
З а р и ф а. Тогда ты спи, отдохни немножко, а я пойду приготовлю обед. Скоро Севиндж придет. (Выходит).
Ш а х и н устало идет к своей кровати, потом подумав, возвращается, смотрит по сторонам, берет газету со журнального столика и снова подходит к кровати, раскрывает газету и расстилает ее на нижней части кровати, не раздеваясь и не снимая обуви лежит на кровати, кладя руки под голову, а ноги – на газету.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ

На передней сцене приморский бульвар. Один из знойных летних дней. Время вечернее, около 17-18 часов. Деревья расцвели, цветы распускались. Веселящая трель птиц растворяется в шуме волн, ударяющихся о берег и через некоторое время снова слышится и это повторяется до конца. Ш а х и н и С е в д а сидят на уединенной скамье и смотрят на море.

Ш а х и н(когда волны в очередной раз ударились о берег и возвращались, радуясь своей находке). Смотри, никак не хочешь понять мое состояние… Или я не могу объяснить нужными словами… Послушай! Слышишь трель птиц?!
С е в д а ласково смотрит на него и утверждает головой.
Очень хорошо. Теперь смотри на те волны. Видишь, приближаются к берегу… Будь внимательна!.. Когда волны ударятся о берег, услышишь ли пение птиц?..
Оба затаив дыхание, смотрят на море. Шум волн усиливается и они с грохотом ударившись о берег, возвращаются обратно. Ш а х и н вопросительными глазами смотрит на С е в д у.
С е в д а(с удивлением). Да, действительно, трель птиц в какой-то момент стала неслышно. (Как будто ничего и не случилось). Ну и что от этого? Какое это имеет отношение к нашему разговору?..
Ш а х и н(устало). Дело вот в чем. Несмотря на то, что после трагедии прошло полтора месяца, куда я ни иду, что я ни делаю, те дети, старики, женщины, тела которых после зверского убийства в Ходжалы были изуродованы, постоянно ходят за мной по следам и,
как те волны во время удара о берег делают неслышимым трель птиц, так и эта трагедия не менее 3-4-х раз в день как будто отнимает мои способности видеть, слышать, воспринимать. Причем в самые нежелательные моменты в самых неожиданных местах. Далеко ходить не надо, буквально вчера детсадовцы переходили улицу в городе, а я созерцал их. Вдруг случилось что-то непонятное. Мне показалось, что поднимая руку останавливающая движение машин воспитательница русский офицер, а дети – солдаты – русские и армяне, и они готовятся к наступлению на Ходжалы. Что было после этого, уже не помню. Говорят, с криком бежал на них. Остановили меня и привели в ближайший садик. Когда пришел в себя, первые мои слова были: «Где солдаты?.. Держите их, убьют». Все подумали, что я сошел с ума. Но спустя некоторое время все обошлось точно так же, как случилось здесь, когда волны ударившись о берег вернулись назад…
Севда с любопытством и удивлением смотрит на Ш а х и н а.
Все равно, что-то со мной случится, настигнет меня случайная смерть. (Горько). И никто не будет знать, что какой-то Шахин 27 лет шагал на этой земле, к чему-то стремился, кого-то любил…
С е в д а. Почему так рассуждаешь? Ты уже оставил свой след. Был в Афганистане, неоднократно смотрел в лицо смерти… Если бы не было каски… Ты Герой Советского Союза…
Ш а х и н улыбается с иронией.
Не надо смеяться, послушай!.. Я говорю серьезно. В книгах, посвященных 20-у январю, написано и о том, как ты спас людей, ранен. Севиндж показывала и твое фото в одной из газет. Разве этого недостаточно?.. (Меняя тему). Вон, заложили фундамент девятиэтажного здания за вашим домом. Тетя Зарифа говорит, что вам дадут трехкомнатную квартиру там. (С испытывающим взглядом смотрит на Шахина). А я на днях перехожу на четвертый курс.
Ш а х и н(поднимается и прохаживается). Дорогая, что ты за филолог? Сказал обычными словами, показал образно, но ты не понимаешь мое состояние… (Шутливо). Ты, глупая, пойми, если погибну там, хотя бы похоронят на Аллее Шехидов.
С е в д а(поднимается). Думаешь, всех шехидов-бакинцев привозят туда? С другой стороны, чем отличается та Аллея от обычного кладбища? (Вспылчиво). Почему ты не понимаешь, что это не война, просто игра?! Та «Ходжалы» тоже была нужна кому-то!.. Прошлый месяц с гостинцами были на санатории в Пиршаги, где проживают ходжалинские беженцы. Все в один голос говорили, что можно было не только вывести людей, но и защитить город. Однако тянули-тянули и погубили бедных зря… Теперь и ты, если поедешь туда, погибнешь понапрасну в результате одной из таких игр!..
Ш а х и н. Ты не обращай внимание на сплетни. Если бы не были русские, армяне не смогли бы сделать ничего… Мое решение окончательное. Договорились с ребятами. Завтра отправляемся. Присоединимся к одному из добровольных батальонов. Все трое поклялись, что пока не установим наш флаг в Ханкенди, то не вернемся обратно. Славная смерть в тысячи раз лучше такой жизни. (Подходит и вытирает слезы у Севды). Перестань, не ребенок же. (Шутливо). Не бойся, я человек везучий. И на сей раз вернусь целым и невредимым. (Правой рукой аккуратно убирая волосы девушки с ее лица) Пошли, мама, наверное, дождалась нас. (Левой рукой обнимает плечи Севды и прижимает ее к своей груди).
Сцена темнеет, потом медленно светлеет.
Входит З а р и ф а и подходит к кровати Ш а х и н а.
З а р и ф а. Спишь?
Ш а х и н. Нет. (Поднимается, сидит на кровати). Что случилось?
З а р и ф а. Какой-то человек спрашивает тебя.
Ш а х и н(рассеянно). Кто он?
З а р и ф а. Говорит, что из газеты.
Ш а х и н. Что ему нужно? (Поднимается).
З а р и ф а. Не знаю, хочет встретиться с тобой.
Ш а х и н(смотря на зеркало шифоньера поправляет волосы, одежду). Пусть войдет… Почему там стоит?
З а р и ф а выходит. Ш а х и н отходит от шифоньера, берет газету с кровати, складывает и бросает под матрас, спешно убирает ордена и медали со стола в коробку и вместе с каской кладет ее на буфет. Потом оглядывается по сторонам и когда поправляет накидку дивана, в дверях появляется Ж у р н а л и с т. За сценой слышен голос З а р и ф ы: «Проходите, проходите!..»
Ш а х и н(идя в сторону двери). Зайдите. Добро пожаловать.
Ж у р н а л и с т(подходит и здоровается с Ш а х и н о м). Я из газеты «Родина». Мое имя Ильгар.
Ш а х и н(указывая на диван, стулья). Присаживайтесь.
Ж у р н а л и с т проходит и садится на стул. Ш а х и н тоже опускается на стул. Ж у р н а л и с т кладет портфель на стол, хочет что-то сказать, но увидев З а р и ф у с чайным подносом в руках останавливается. Ш а х и н посмотрев на мать, поворачивается к Ж у р н а л и с т у.
Ш а х и н. Пожалуйста, я слушаю вас.
З а р и ф а раскладывает на столе стаканы с чаем, сахарницу с конфетами, варенье, маленькие блюдца и чайные ложки.
Ж у р н а л и с т(Ш а х и н у). Поздравляю вас! Предоставили на звание Национального Героя.
З а р и ф а(радостно). Спасибо за приятную весть, братец! Как хорошо!.. (С пустым подносом в руке стоит и слушает).
Ш а х и н(с удивлением смотрит сначала на мать, а потом на Ж у р н а л и с т а). Не понял. Кто герой? Кого предоставили, кто предоставил?..
Ж у р н а л и с т(довольный собой). Я вчера был в Министерстве обороны. Пять человек предоставили на звание Национального Героя Азербайджана. Вы - один из них.
Ш а х и н(никак не может верить своим ушам). За что?
Ж у р н а л и с т(с удивлением). Как за что? За что предоставляют на звание Героя?
Ш а х и н смотрит то на мать, то на Ж у р н а л и с т а.
Сейчас подготовим хорошую статью и напечатаем вслед за Указом.
Ш а х и н(Ж у р н а л и с т у). Простите, вы из какой газеты?
Ж у р н а л и с т. Из газеты «Родина».
Ш а х и н вопросительным взглядом смотрит на мать.
(Быстро). Знаете, наша газета новая, последний номер вышел 4-5 месяцев назад. Вы, наверное, в курсе, бумаги не хватает, есть финансовые трудности…
Ш а х и н(Журналисту). Говорите, в списке пять человек?
Ж у р н а л и с т. Да.
Ш а х и н. А почему пришли ко мне?
Ж у р н а л и с т. Во-первых, ваше имя в списке на первом месте. Но не это главное. Вы два года были в плену в Ханкенди. Представляете, какой интересный материал можно подготовить?!
Ш а х и н(рассеянно). Ведь ваша газета не выходит…
Ж у р н а л и с т. Вы не беспокойтесь. У меня есть знакомые в других газетах.
Ш а х и н(поднимается, прохаживается, потом резко поворачивается к Ж у р н а л и с т у). Говорите, мне дадут Национального Героя?
Ж у р н а л и с т(быстро). Конечно!
Ш а х и н(с иронией). За то, что длительное время был в плену?
Ж у р н а л и с т(с виноватым видом). Честно говоря, я не знаю, что там написано в представлении. Поэтому пришел, чтобы вы сами все рассказали. Ведь вы прошли славный боевой путь от Агдеры до Геранбоя.
Ш а х и н(испытывает скуку). Откуда вы знаете, что тот путь был славным?
Ж у р н а л и с т. Если бы было иначе, то ваше имя не попало бы на этот список.
Ш а х и н(поднимает голос). Мое, говоря вашими словами, основное геройство, (с иронией) пик славного боевого пути приходится на бои не на жизнь, а на смерть за Агдеры. Где сейчас Агдера? Если я был достоин этого звания, то почему не представляли меня два года назад? Тогда, когда в Агдере не было ни одного армянина? Что это за скоморошество теперь?
Ж у р н а л и с т беспомощно смотрит на З а р и ф у
З а р и ф а(Ш а х и н у). Сынок, на Национального Героя нельзя представлять второпях. Надо все перепроверить, уточнить…
Ш а х и н(перебивая ее, с иронией) … и когда армяне кайфуют в Агдере, Шахина Джалилли представить на звание Национального Героя за отвагу в взятии Агдеры… (Открывает шифоньер, что-то ищет. Поворачивается к матери). Где мой черный плаш?
З а р и ф а. На вешалке в коридоре.
Ш а х и н идет в сторону двери
Куда идешь, сынок? (Укоризненно). Ведь в доме гость…
Ш а х и н.(Останавливается. Матери). В Министерство обороны. Посмотрим, в чем я провинился, что меня хотят опозорить в народе. (Ж у р н а л и с т у). Извините меня… Спасибо, что вовремя оповестили… (Про себя, с иронией). Когда газета с этим Указом будет в Агдере, ой, засмеют нас. (Выходит).
З а р и ф а подходит к столу и сидит рядом с Ж у р н а л и с том. Некоторое время оба молчат.
З А Р И Ф А.(Встает). Чай, наверное, остыл. Давайте поменяю.
Ж У Р Н А Л И С Т. Нет, спасибо. (Про себя). Жаль, хороший материал подготовил бы… (Зарифе). Знаете, через день-два другие газетчики пронюхают и нагрянут сюда. Что хочешь, как хочешь можно писать о двухлетнем плене. Даже повесть, роман…
З а р и ф а молчит.
Кажется, ваш сын несколько нервный…
З А Р И Ф А.(Глубоко вздохнув, опускается в стул). Раньше он был очень тихим, милым мальчиком. Ничего не делал, не посоветовавшись с нами. Но в год окончания школы, как будто его вдруг подменили. Уже ни я, ни покойный отец не знали, о чем он думает, что предпримет на следующий день…
Ж У Р Н А Л И С Т. Царство ему небесное. (Смотрит на портрет, висящий на стене). Видимо, умер молодым. (С удивлением). Имел так много орденов и медалей?!..
З А Р И Ф А(вздыхает). Да, был на 40-м году жизни. (Указывает на портрет с черной каймой). Отец его вон тот. А этот с орденами и медалями – дедушкин портрет.
Ж У Р Н А Л И С Т. Чем же болел он?
З А Р И Ф А. Ничем… Когда мы поженились, ему было 18, а мне 17. Когда Шахину исполнился год, его забрали в армию. После демобилизации днем работал, а по вечерам учился. Не докучаю вам?
Ж У Р Н А Л И С Т(быстро). Нет, нет. Пожалуйста. Посмотрим, удастся ли уговорить Шахина. Можно подготовить хороший материал. Даже повесть, роман…
З А Р И Ф А. После окончания физико-математического факультета университета работал в Институте физики вплоть до 86-го года. Занимался ядерной энергетикой. Докторская диссертация находилась в завершающей стадии. В мае 86-го, 1-го или 2-го числа, слышали, что 26-го апреля произошла авария в Чернобыле. В тот же день мне сказал, что якобы отправляют на командировку в Москву, а сам, оказывается, поехал туда. Через 10 дней привезли в черном гробу. Из-за беспечности одного из рабочих подвергался мощному излучению.
Пауза
Тогда Шахин уже второй год воевал в Афганистане. Не смог приехать даже на похороны.
Ж У Р Н А Л И С Т. Не отпустили или вы не сообщили ему?
З А Р И Ф А. Я хотел вызвать его. Даже труп два дня держали дома. Но я не смог найти его адрес. Отец его говорил мне, что он служит в Германии. Письма писал ему на работу. Очередное письмо принесли мне. Тогда я все понял…
Пауза
Из Афганистана вернулся как Герой. За образцовую службу был принят в партии – билет сжёг 20-го января. Стал очень серьезным, всегда задумчиво ходил. А когда узнал о смерти отца, совсем помрачнел…
Пауза
Пойду поменяю чай… (Стаканы кладет на поднос и выходит).
Ж у р н а л и с т поднимается и прохаживается. Потом подходит к окну и смотрит на стройплощадку. З а р и ф а возвращается с горячим чаем.
Ж У Р Н А Л И С Т(указывает в сторону окна, З а р и ф е). Будет красивое здание!
З А Р И Ф А(стаканы кладет на стол, Ж у р н а л и с ту). Там должны дать нам 3-комнатную квартиру.
Ж У Р Н А Л И С Т(возвращается на свое место, садится). Здесь живете вдвоем с Шахином?
З А Р И Ф А(присаживается). Нет, у меня есть и дочка. (Смотрит на часы). Через 5-10 минут придет.
Ж У Р Н А Л И С Т(с удивлением). А почему вам до сих пор не дали просторную квартиру? Я еще не говорю о деде, но ведь сам Шахин тоже Герой Советского Союза! (Пьет чай).
З А Р И Ф А. Шахин душевными качествами походит на деда, на отца. Никогда ни у кого не просит ничего для себя. Говорит: «Когда дойдет наша очередь, вызовут и дадут ордер». Все старые соседи давно разъехались. А мы вот уже 30 лет живем в этом доме. Осенью 91-го собирались женить Шахина. Без его ведома пошла в Исполнительную власть и показала его документы. Там мне сказали, что мы в очереди на получение жилья в общем списке. Но мы должны были быть в списке внеочередников. Пообещали, что как только будет готово это здание, одну из 3-комнатных квартир получим мы. Однако Шахин говорит, что разумный человек не будет жить в панельном доме: от сырости можно заболеть, к тому же не устоит перед 5-6-бальным землетрясением.
Ж У Р Н А Л И С Т. Вот тут он прав. Один из моих коллег подвергал беспощадной критике домостроительные комбинаты. Можете представить себе, в таком большом здании нет ни одной детали, при изготовлении которой не халтурили бы. (Встает). Вон, смотрите, для тех панелей требуется цемент особой марки. Но его продают, а взамен используют гарадагский цемент. Не соблюдают и технологические нормы. Причем, как при изготовлении, так и при сушке панелей. Я еще не говорю о том, что металлический каркас внутри панелей тоже не в нужной конструкции. Потому, что часть арматуры продают, естественно, за наличные, а рассчитанную на одну форму металл делят на две-три части. А это намного ослабляет прочность панели… (Машет рукой). Эх, не все перечислишь… Но со стороны смотрится красиво, не так ли? Я тоже хотел бы иметь одну комнатушку хоть на девятом этаже…
З А Р И Ф А. Да, красивое здание будет!.. (Поднимается).
З а р и ф а и Ж у р н а л и с т переговариваясь подходят к окну и смотрят на стройплощадку.
Занавес

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Та же сцена. З а р и ф а задумчиво сидит на диване и что-то вяжет. Входит С е в и н д ж.

С Е В И Н Д Ж(весело). Привет, мама!
З А Р И Ф А. Привет, доченька. Почему так поздно?
С е в и н д ж подходит к шифоньеру и рассматривает себя. Довольная, отходит от зеркала и подходит к матери.
С Е В И Н Д Ж. Пообедала?
З А Р И Ф А(кладет мотки в сторону, поднимается). Сейчас как раз думала о том, что ты уже не придешь. (Смотрит на часы). Два часа.
С Е В И Н Д Ж. Хасай с товарищами принимали товар. Поэтому задержалась. Сегодня у меня не так уж много работы. Но если не успею, то поработаю чуть дольше… (Укоризненно). Мамочка, изнурять себя переживаниями вредно для здоровья. (Ласково обнимает ее). Два года ходила сама не своя. Ну вот, сын твой пришел целым и невредимым…
З А Р И Ф А(вздыхает). Эх, доченька, Шахин сильно, очень сильно изменился… Он раньше был тихим, милым мальчиком. Но еще тогда чувствовала, что даже маленькая неудача сильно огорчает его…
С Е В И Н Д Ж(перебивает ее). Почему так переживаешь, мама? Слава богу, руки-ноги целы, раны постепенно заживают, не сегодня так завтра станет Национальным Героем. Что еще нужно человеку?.. Но если укоряет себя за то, что попал в плен, так сейчас весь Азербайджан в не лучшем положении. Вон, семья Хасая вынужденно покинула свой многоквартирный дом, двор, фруктовый сад в Физули…
З А Р И Ф А(вздыхает). Эх, дитятко, ты не так глубоко вникаешь в суть вопроса. Когда Шахин уходил, поклялся, что не вернется, пока не водрузит наш флаг в Ханкенди. Но его отвезли в это чертовское гнездо как пленника. А теперь и днем и ночью говорит, что наши руководители сами не дали им закончить войну тогда. Такие вещи рассказывает!.. Некстати появился и этот список. В минобороны сказали, что представления уже отправлены в Аппарат Президента. Там есть какой-то отдел, вроде награждениями занимается. А заведующий этим отделом принимает раз в месяц – в этом месяце приемный день 27-го числа, ровно через 15 дней. И Шахин боится, что до приема президент подпишет указ. Целую неделю бегает по учреждениям…
С Е В И Н Д Ж. Ну и пусть подписывает! Это же не указ о смерти! В этом списке есть и имя Васифа.
З а р и ф а смотрит на С е в и н д ж.
Да дядин сосед он… Помнишь, уходил вместе с Шахином
З а р и ф а старается вспомнить.
Сейчас одна нога на протезе…
З А Р И Ф А(узнает) . Да… Да…
С Е В И Н Д Ж. На днях встретились с его сестрой. «Васиф полон радости» говорит она. Бедняга, два года собирал документы…
З А Р И Ф А(устало). Не знаю даже что сказать. Совсем заблудилась в трех соснах. (Смотрит на часы). Пойдем, покушай, а то опоздаешь на работу.
З а р и ф а и С е в и н д ж уходят в сторону двери. Входит Ш а х и н. Мрачный вид и неуклюжие движения ясно показывают, что чем-то сильно расстроен. С е в и н д ж выходит. Качая головой,
З а р и ф а тоже идет за дочерью. Ш а х и н подходит к кровати. Вынимает из-под матраса газету, раскрывает и расстилает ее на нижней части кровати, не раздеваясь и не снимая обуви лежит на кровати, кладя руки под голову, а ноги – на газету.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ

На передней сцене маленькая комната. Пол, потолок и стены - из бетона. Ближе к потолку на стене есть маленькая форточка с железными решетками. На кровати слева лежит Ш а х и н с забинтованными руками и головой и неподвижно смотрит в одну точку. Трудно узнать его сразу. Рядом с кроватью стоит табуретка, а на ней – чашка с кофе. Кроме стула недалеко от табуретки, в комнате больше нет ничего. Через минуту-другую открывается железная дверь комнаты и входит Л а р и с а.

Л А Р И С А(улыбаясь). Кофе не выпили еще?
Ш А Х И Н(сердито). И не буду пить!,.
Л А Р И С А(заботливо). Но ведь вам нельзя сердиться…
Ш А Х И Н(гневно и с иронией). Поэтому вот уже несколько дней действуете мне на нервы?
Л А Р И С А(ласково). Неужели в моем обществе чувствуете себя так неуютно?
Ш А Х И Н(несколько помягче). Поймите, вы вот уже который день ухаживаете за мной…
Л А Р И С А(перебивая его, обиженно). А вы не хотите даже разговаривать со мной.
Ш А Х И Н(поднимает голос). О чем я буду говорить с незнакомкой?! Хотя наш язык знаете хорошо, но по внешнему виду и волосам вы похожи на русскую. Поэтому я не знаю, вы азербайджанка или русская.
Л А Р И С А(искренне). Разве это так важно? (Демонстрируя всю свою красоту, ласково). Я же живой человек, стою перед вами…
Ш а х и н некоторое время неотрывно смотрит на нее. Л а р и с а улыбаясь, пододвигает стул к кровати, сидит и смотрит милыми проникновенными глазами на парня.
Ш А Х И Н(уставившись глазами в неопределенную точку, тоскливо). Знаете, за последние два года вы первая женщина… девушка, которую я вижу. Каждый раз, когда смотрю на ваши ласково улыбающиеся глаза, испытываю непонятные чувства, невольно привязываюсь к вам еще больше. Когда впервые увидел вас… Представьте себе, что на заросшем сорняками пустыре вдруг появляется… красивый цветок, не то тюльпан, не то фиалка… Как воздействовал бы на вас такой цветок в степи, вот так и вы воздействовали на меня. Сказанные милым приятным голосом ваши слова: «Наконец-то открыли глаза!..» перевернули всю мою душу. Я никогда даже не представлял, что женский голос может иметь такую магическую силу.
Л А Р И С А(несколько смутившись от неожиданного признания). А я когда увидел вас впервые, испугалась: лицо ваше было в крови. После избиения до потери сознания притащили вас сюда (показывает) и бросили на бетон. Вы лежали неподвижно как труп. Испытывая страх и оглядываясь подошла к вам и проверила пульс. Сердце билось медленно… Принесла воду и вату и вычистила сгустки крови с вашего лица… Но вы не очнулись…
Ш А Х И Н(перебивая ее, нетерпеливо). А вы как пришли сюда, как нашли меня? Кто же вы такая?!
Л А Р И С А(как будто не слышит его). Вы спали, а я смотрела на вас и думала: «Наверное, и средневековые рыцари были такими же. Не иначе, как этот «Сокол»…» (Улыбается). Вы наверное знаете, что здесь все называют вас «Соколом». О вас рассказывают такие вещи, что трудно определить, легенда ли это, сказка или реальность…
Ш А Х И Н(гневно). Значит, все еще уважают меня эти паразиты!.. (Огорченно). Жаль, что рано взяли в плен… Ничего, я еще буду свести счеты и с ними, и с нашими тоже.
Л А Р И С А. А почему тогда хотели свести счеты с жизнью?
Ш А Х И Н. Знаете, я два раза совершил побег, но не смог выбраться отсюда, так как местность не знаю достаточно хорошо. В первый раз поймали очень быстро…
Л А Р И С А. А вы разве не знали, что неудачный побег прямой путь к расстрелу?
Ш А Х И Н. Конечно, меня часто зверски избивают, но знаю, что убивать не станут. Хотят обменять меня с преступником, осужденным на смертную казнь.
Л А Р И С А. Другого могли бы обменять. Сейчас город полон пленниками.
Ш А Х И Н. Говорят, что для того армянина предложили 50 пленников, но наши отказались. Однако когда узнали, что я здесь, передумали… Да, мы же говорили о моих побегах. Второй раз действовал осторожно. Только ночами ходил. Больше недели бродил в лесах и горах, но не смог найти своих. Куда не шел, везде слышал армянскую речь. И тогда еле светлело. Искал место, где можно спрятаться до темноты. Вдруг увидел прямо перед собой четыре вооруженных армянина - как будто из-под земли вышли. Повернулся назад и начал бежать. Но тропинка быстро закончилась у горного ущелья. Посмотрел вниз. Кроме остроконечных скал ничего не увидел. Да и армяне почти настигли меня. От гнева и безысходности появились слезы на глазах. Но когда вспомнил, что если меня поймают, то будут обменять с тем преступником, уже перестал колебаться. Ни о чем не думая бросился вниз. Только глаза закрыл руками, чтобы не увидеть, как буду ударяться о скалы. Прошло некоторое время. Когда хотел убрать руку с глаз, услышал звук бултыхающейся воды. Оказывается, проскочил между двумя скалами и упал в горную реку. Пока я пришел в себя и хотел выйти из глубокой воды, армяне оказались тут как тут… Если бы я тогда погиб, то пришел бы конец этому безобразию. Все, кто услышит об этом, будут осуждать меня. Я был даже на суде того негодяя. Был заместителем начальника областной милиции. Один из наших телеоператоров под видом иностранного журналиста приехал сюда, а он как-то узнал его. Отобрал камеру, а самого беспощадно пытал, терзал и всячески издевался над ним, получая удовольствие от своих действий и восторгался адскими мучениями скончавшегося в результате нечеловеческих пыток оператора. Если бы не было полиции, то люди прямо в зале суда истерзали бы того дашнакского сукина сына… Поэтому были вынуждены провести закрытые слушания… (Устало и нервно). А сейчас хотят обменять меня с тем палачом…
Л А Р И С А. Он убил одного человека, а вы – более ста. Я еще не говорю об уничтоженных вами танках, бронемашинах… Кто что выиграет, если его расстреляют там, а вас – здесь?
Ш А Х И Н. Во-первых, он убил журналиста, а я бандитов, которые воевали со мной на моей же земле. А во-вторых, я – пленник.
Л А Р И С А. Его тоже взяли в плен в Ходжалы, вертолетом отвезли в Агдам, а оттуда – в Баку.
Ш А Х И Н(с удивлением). А вам откуда известны эти подробности?
Л А Р И С А(спокойным и ясным голосом). Он - мой брат.
Ш А Х И Н(изумленно приподнимается в постели, поражаясь услышанному, ещё не веря своим ушам). Что?!.. Ты армянка?!..
Л А Р И С А(не изменяя тона). В моем паспорте так написано.
Ш А Х И Н. Как?..
Л А Р И С А. Алоян Лариса Арамовна.
Ш А Х И Н(гневно и с иронией). А разве у армян бывают рога или хвост? Именно так, как и ты, бывают они. Его фамилия тоже Алоян.
Л А Р И С А(насколько можно спокойно). Со стороны матери мой дед – азербайджанец, а бабушка – русская.
Ш а х и н смотрит на нее испытующим взглядом.
А со стороны отца мой дед – армянин, а бабушка – грузинка. Все четверо учились в Москве. Пять лет жили в общежитии в комнатах напротив друг друга: в одной – парни, а в другой – девушки. Даже создали маленький клуб под названиям БЕТА – по первым буквам своих городов – Баку-Ереван-Тбилиси-Архангелск. Вместо подписи в письмах использовали это символическое название как пароль. Четыре друга – представители четырех наций… (Смотрит на Ш а х и н а и наивно улыбается). А я сама не знаю кто я.
Ш А Х И Н(сердито). Как же так получается, что Давид Алоян не отрицает свою принадлежность к дашнакскому отребью, а ее сестра выдает себя за простака?
Л А Р И С А. Давид рос в Ереване у деда, а я жила в Баку вместе с родителями.
Ш а х и н не знает что сказать, как быть. Пауза
Ш А Х И Н(после некоторого молчания). Ладно, а чем вы занимаетесь сейчас?
Л А Р И С А. В сентябре поеду в Москву. Учусь на факультете философии МГУ. Перешла на пятый курс.
Пауза.
Ш А Х И Н. Значит, Арам-киши ваш отец, не так ли?
Л а р и с а кивает головой.
(Задумчиво). Если полтора года назад он не добился бы моего перевода из одиночной камеры в отделении милиции сюда, то меня, наверное, уже не было бы в живых из-за жестоких избиений.
Л А Р И С А. Отца самого в январе 90-го азербайджанцы спасли от верной гибели и отправили паромом в Красноводск. Его единственное желание передать вас живым и получить взамен своего сына. В Баку кому-то отправил даже торбу денег.
Ш А Х И Н. А где ваша мать?
Л А Р И С А. В Баку.
Ш А Х И Н. Бываете у неё?
Л А Р И С А. Да. Из Москвы прилетела туда. Потом побывала в Тбилиси, затем поехала в Ереван. (Улыбается). А теперь здесь.
Ш А Х И Н. А не опасно ли с этим паспортом?
Л А Р И С А(улыбается). Нет. У девушек не часто спрашивают документы. Но на этот раз задержали на метро. (Смеется).
Ш а х и н слушает с интересом.
Один молодой сержант просто так, из-за безделья попросил открыть сумку. Как назло, паспорт был там. Как только увидел мою фамилию, лицо его помрачнело. Меня отвел в одну из комнат. Вел себя так высокомерно, как будто только что разоблачил опасного преступника. Внимательно изучил студенческий билет. Дед у меня - академик, назвала его фамилию, телефон, показала бакинскую прописку в паспорте. Вроде бы убедился, что я не диверсантка. Но из ящика стола взял ручную гранату и сказал, что она могла бы оказаться и в моей сумке. Однако когда увидел, что я никак не среагировала на его слова добавил: «Завтра я отпущу тебя без составления протокола, но с условием, что сегодня пойдешь со мной». Я поняла, что настало время действовать и сказала: «Согласна. Только разрешите позвонить подруге, чтобы она тоже пошла с нами?» Он обрадовался и сказал, что возьмет одного из ребят с собой. Сказал: «Ты звони, а я отпрошусь у майора и приду». Я прямым телефоном позвонила дяде - брату матери, он полковник МНБ, объяснила ситуацию. Когда сержант вошел, передала трубку ему словами, будто подруга хочет поговорить с ним. Он самодовольным видом взял трубку и едва успел открыть рот, как лицо побледнело. Бегом пошел за майором и через несколько минут я уже ехала домой на милицейской машине.
Ш а х и н, ещё не веря своим ушам, продолжает изумленно смотреть на Ларису. Она поднимается, прохаживается и когда видит, что парень все еще смотрит на нее, ласково улыбнувшись, подходит к стулу и присаживается.
Ш А Х И Н. Я в недоумении. О таком безобразном случае рассказали с улыбкой и сейчас тоже улыбаетесь, будто ничего и не произошло.
Л А Р И С А. Знаете, я не осуждаю того сержанта. У него в отношении меня был свой умысел. Хороший ли плохой, сейчас речь не об этом. А от меня требовалось использовать свои возможности, чтобы не допустить превращения этого умысла в конфликт. (Улыбается). Вот и все. У меня самой никогда не бывают претензии к окружающим. Я привыкла погасить все возможные конфликты еще в зародыше. Поэтому мне живется легко. Когда хочу и куда хочу, туда и иду. И везде получают удовольствие от общения со мной.
Ш А Х И Н. Но ведь одной только привычки мало. Надо уметь, и главное, хотеть так поступить.
Л А Р И С А. Совершенно верно. Очень важно глубоко вникать в сущность претензий каждой стороны, ясно представить себе, почему они занимают ту или иную позицию и чего хотят добиваться. Тогда можно найти не только компромисс, но и дополнительный путь решения проблемы. Помнится, однажды в читальном зале один парень хотел открыть окно, но пожилой мужчина препятствовал ему – боялся сквозняка. Конечно, как компромиссный вариант, можно было приоткрыть окно, и я хотела предложить им именно это. Но библиотекарша внимательно выслушала доводы каждого из них и открыла большое окно в смежной комнате – через несколько минут воздух в душном зале стал свежим и чистым, причем без сквозняка. (Улыбаясь поднимается). Наверное, переутомила вас… (Берет кружку). Будете горячее кофе?
Ш А Х И Н(задумчиво). Да…
Л А Р И С А. Сейчас. (Идет в сторону двери).
Ш А Х И Н(когда Л а р и с а дошла до двери). Принесите себе тоже… (Удобно лежит на кровати).
Л а р и с а поворачиваясь, смотрит на парня, довольным видом улыбается и выходит.
Сцена темнеет, а потом медленно светлеет.
Входит З а р и ф а. У нее в руках маленький поднос с кружкой кофе на нем.
З А Р И Ф А(лежащему на кровати Ш а х и н у). Вставай, сынок, принесла кофе. Пей, пока горячий.
Пауза.
Ш А Х И Н(задумчиво). А ты?
З А Р И Ф А. Мне нельзя, дитя моё. У меня – давление.
Ш а х и н опускает ноги на пол и неподвижно сидя на кровати, обхватывает голову руками
(Подходит к столу, поворачивается). Ну, вставай, сынок. Где будешь пить?
Ш А Х И Н(не изменяя своего положения). Поставь там куда-нибудь. (Вдруг вспомнив о чем-то поднимает голову и испытующе смотрит на матери). Но ведь говорила, что кофе нет.
З А Р И Ф А. Севиндж принесла. Хасай прислал. (Кружку ставит на журнальный столик). Вставай, иди.
Ш А Х И Н(поднимается, чем-то недоволен). Мама, сколько еще будешь клянчить что-нибудь у чужих?
З А Р И Ф А(смиренно). А что делать, сынок? Ты пока не работаешь. Я в отпуске на свой счет. Трудно жить только на заработок Севинджа. К тому же Хасай не чужой. Не сегодня так завтра пришлет сватов...
Ш а х и н хочет что-то сказать. В дверь звонят. З а р и ф а выходит. Ш а х и н сидит в кресле и сделав глоток кофе, хочет поставить кружку, но потом передумав, делает еще несколько глотков и пьет все. Ж у р н а л и с т, а за ним и З а р и ф а входит. Увидев их, Ш а х и н поднимается.
Ж У Р Н А Л И С Т(подходит к Ш а х и н у). Привет, герой! Как себя чувствуете?(Подает руку)
Ш А Х И Н(ради приличия здоровается за руку). Как видите. (Указывает на кресло). Присаживайтесь.
Ж у р н а л и с т и Ш а х и н садятся. З а р и ф а выходит.
Ж У Р Н А Л И С Т(по-деловому). Как дела?
Ш А Х И Н(удручённо). Плохо.
Ж У Р Н А Л И С Т. Почему плохо?
Ш А Х И Н(сердито). Как попугай твердят, что прием будет 27-го. (С иронией). После моих настойчивых требований обещали, что сегодня один из сотрудников отдела будет побеседовать со мной неофициально. (Смотрит на часы). В четыре там должен быть. Возможно, смогу убедить его.
Ж У Р Н А Л И С Т(с удивлением). Разве вечером не смотрели телевизор?
Ш А Х И Н. Нет. А что случилось?
Ж У Р Н А Л И С Т. И сегодняшние газеты тоже не читал?
Входит З а р и ф а и кружку с кофе ставит перед Ж у р н а л и с т о м.
Ш А Х И Н(беспокойно). Нет. Указ опубликовали?
Ж У Р Н А Л И С Т(в своем портфеле что-то ищет, но не находит. З а р и ф е). У вас нет сегодняшней газеты «Азербайджан?»
З А Р И Ф А(идет в сторону дивана). Есть. Но читать там нечего. Одни выступления. (Берет со дивана газету). Вот.
Ж У Р Н А Л И С Т(встает, идя к ней). Позавчера в Имишли была встреча Президента с беженцами. (Берет газету). Там он говорил и про Шахина… (Ищет нужное место). Послушайте!..
Ш а х и н встает. Волнуется. З а р и ф а с интересом смотрит на Ж у р н а л и с т а.
(Читает с интонацией). «…Наши храбрые воины даже в плену вели себя достойно. Например, освобожденный нами на днях прапорщик… теперь называете его гизиром, Шахин Джалилли, я поручил министру Обороны, чтобы присвоил ему офицерское звание, на войну пошел добровольцем, воевал героически, уничтожил много живой силы и техники врага, но, к сожалению, на войне всякое бывает, попал в плен. Несмотря на это вел себя достойно, дважды пытался бежать… Мы обменяли его с одним армянином. Все это отражает нерушимость боевого духа азербайджанского солдата, его бесконечную веру в победу. Мне сообщили, что Шахин Джалилли вместе с несколькими воинами представлен на звание Национального Героя Азербайджана. Документы уже в Аппарате Президента. Надо их подготовить и отдать мне, чтобы на этой недели я подписал соответствующий Указ…»
З а р и ф а радуется, но не выдает себя. Ш а х и н стоит как скованный. Тупо смотрит то на матери, то на Ж у р н а л и с т а.
(Кладет газету на стол, З а р и ф е). Сегодня был в редакции газеты «Азербайджан». Слышал, что хотят подготовить срочный материал о Шахине. Воспользовавшись случаем, сказал, что я могу подготовить. Что хочешь, как хочешь можно писать о двухлетнем плене. Даже повесть, роман…
Ш а х и н стоит неподвижно. Думает о чем-то своем.
З А Р И Ф А(Ш а х и н у, мягким голосом). Сынок, почему так переживаешь? Севиндж говорит, что в том списке есть и имя Васифа. Он тоже бывал там вместе с вами…
Ж У Р Н А Л И С Т(довольным видом). Вы про Васифа Исазаде?.. Я собрал много фактов о нем для многопланового портретного очерка. Как только выйдет Указ, напишу и опубликую.
Ш А Х И Н(горько). Тогда придется ждать долго.
Ж У Р Н А Л И С Т(удивленно). Почему долго? (Указывает на газету на столе). В течение недели список будет опубликован.
Ш А Х И Н. Там не будет имя Васифа.
Ж у р н а л и с т и З а р и ф а удивленно смотрят на Ш а х и н а.
(Устало). Сегодня был его суд.
Ж У Р Н А Л И С Т(не верит услышанному). Суд?!..
З А Р И Ф А(Ш а х и н у). Что он такое натворил, сынок? Он же инвалид.
Ш А Х И Н(сердито). На самом деле ничего!.. Ехал домой на поселковом автобусе. По дороге шофер убирает трафарет и объявляет что едет как «алабаш». И все молчат…
З А Р И Ф А. Дитя мое, не надо осуждать людей. В холодную, ветреную погоду час, два ждут автобуса. Большинство шоферов делает так. На остановку приходят с маршрутным номером, забивают автобус до отказа, а потом говорят: «Мое время истекло. Если дадите деньги, поеду». У нас нет другого выхода…
Ш А Х И Н. …Когда приехали в посёлок, Васиф при выходе показал свою «книжку». А парень, который собирал деньги, говорит, что «книжка» не действительна, пусть платит. Васиф: «Это маршрутный автобус!» Парень: «Ну что же маршрутный, мы приехали как «алабаш». И стал насмехаться над ним: «Ты смотри на себя, твои сверстники воюют в Гарабаге». Васиф, показав протез, сказал: «Когда такие паразиты как ты занимались грабёжем здесь, я оставил там ногу. Все тело изрешечено пулями. Но вот уже три месяца не могу получить ни зарплату, ни пенсию. Даже хлеб не на что купить…» Тогда парень взял несколько мелких купюр и бросил на Васифа словами: «Плачешь как баба. Денег нет, отдадим. На, трать на что хочешь…» А Васиф тростью так ударил ему по голове, что металлическим концом выбил парню левый глаз…(Гневно). Однако повезло этому негодяю. Если бы я был там, он давно сдох бы как собака!.. (Нервно прохаживается).
Пауза.
Ж У Р Н А Л И С Т(после долгого молчания). Да, не хорошо получилось. Осудили его?
Ш А Х И Н(прохаживаясь). Да… Будут отправлять также письмо в Аппарат Президента.
Ж У Р Н А Л И С Т. Жаль! Чтобы начать очерк, более месяца делал заметки… (В сторону). В последнее время бывшие воины часто оказываются в зале суда. На эту тему можно написать хорошую публицистическую статью…
Ш а х и н выходит. З а р и ф а озабоченно смотрит вслед ему.
(Прохаживаясь). И закончить ее с таким предложением… (Не увидев Ш а х и н а, с волнением З а р и ф е). Шахин куда пошел?
З А Р И Ф А(вздыхает). Не знаю. Не натворил бы чего-нибудь. (Выходит).
Ж У Р Н А Л И С Т(жалобно). А статья?!.. (Идя в сторону двери). Жаль! Что хочешь, как хочешь можно было бы писать о двухлетнем плене. Даже повесть, роман… (Выходит)
Занавес.


ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
Картина первая

Та же сцена. З а р и ф а и Ч и н о в н и к беседуя подходят к журнальному столику и присажива¬ются в креслах.

З А Р И Ф А(тоскливо). Раньше он был тихим, милым мальчиком. Не вмешивался в дела окружающих, никому не завидовал. Несмотря на то, что учился лучше всех в классе, не стремился одеваться дорого и модно, как его сверстники. Жили не плохо, но поскольку он ничего не требовал, мы тоже ни на чем не настаивали… В аттестате все отметки были отлично, но ему не дали золотую медаль: втайне от мужа по уши влезла в долги, но не собрала требуемую в школе сумму. А двоим, которые учились хуже него, родители смогли купить золотую медаль… Когда узнали, что хочет поступить на юридический, всячески пытались отговорить его. Потому, что у нас не было ни нужных людей, ни денег. Но он впервые не прислушался к нам. После этого случая с медалью часто говорил, что надо создать такую систему контроля, чтобы никто не претендовал на большее, чем он достоин. Прокуроров считал священными людьми. Пути построения честного общество без обмана, к которому стремился всегда, видел в усилении прокурорского надзора. Эх… Два года подряд сдавал экзамены, получал хорошие отметки, но не прошел конкурс. Добровольцем поехал в Афганистан, и после службы принес направление в подготовительное отделение юрфакта... А когда был на последнем курсе, случилась Ходжалинская трагедия. Ходил сам не свой, постоянно думал об этом геноциде, горел желанием отомстить. Хотя знала, что невозможно будет переубедить его, но на что-то надеялась, однако сколько не уговаривала пойти в Гарабаг после получения диплома, он не согласился. Где-то 20 дней жил в старых казармах в поселке Мушфигабад. Каждую неделю, когда отпускали домой, жаловался, что просто бездельничают, не только не дают оружие, но даже не интересуются с ними… А как только ему стало известно о сдаче Шуши, сказал Васифу: «Я пошел. Сообщишь матери». Даже какого-нибудь оружия при нем не было. В упорстве уже оставил далеко позади (указывает на портреты) и деда, и отца…
Ч и н о в н и к встает и просматривает каждого из портретов. Потом подходит к окну. З а р и ф а тоже встает.
Ч И Н О В Н И К(повернувшись назад, указывая головой в сторону окна). Видите, какое хорошее здание строим. Хотя некоторые говорят, что мы ничего не умеем.
З А Р И Ф А(подходит к окну). Да, хорошее здание будет!.. Уже заканчивают седьмой этаж. Нам обещали там трехкомнатную квартиру…
Ч И Н О В Н И К. Ордер получили?
З А Р И Ф А. Пока нет.
Ч И Н О В Н И К(с удивлением). Ведь ордера этого здания розданы два года назад. Наш водитель тоже получит здесь квартиру. По дороге показал мне. Вон, смотрите, видите разукрашенный балкон на четвертом этаже?..
З А Р И Ф А. Еще до ухода Шахина в Гарабаг была в Исполнительной власти. Сказали, что мы должны получить квартиру вне очереди. Однако ордер не дали. Наверное, вызовут после сдачи здания…
Ч И Н О В Н И К(подходя к журнальному столику, в сторону). Как будто не от мира сего… (Сидит в кресле, вынимает блокнот и что-то пишет).
З А Р И Ф А(Ч и н о в н и к у). Халиль-мюаллим, вы посмотрите газеты, журналы, а я приготовлю чай. (Идет в стороны двери).
Ч И Н О В Н И К(закрывает блокнот, убирает в карман и встает). Скажите, пожалуйста, где телефон? Пока вы будете на кухне, я хотел бы позвонить…
З А Р И Ф А(повернувшись назад). У нас нет телефона.
Ч И Н О В Н И К. Нету или не работает?
З А Р И Ф А. Нету… Если нужен срочно, то попрошу одного из соседей…
Ч И Н О В Н И К(растерянно). Ведь вам(смотрит сначала на портреты, а потом - З а р и ф е)… давно должны были провести телефон.
З А Р И Ф А. Говорят, что нет свободного номера.
Ч И Н О В Н И К(все еще ничего не понимая, в сторону). Даже не провели спаренный. (Качает головой)
З А Р И Ф А. Хотите звонить от соседей?
Ч И Н О В Н И К(задумчиво). Нет, спасибо. (Вынимает блокнот и что-то пишет).
З а р и ф а выходит. Через некоторое время входит Ш а х и н. Ч и н о в н и к занят какой-то писаниной, поэтому его не видит. Щ а х и н стоя смотрит на него взглядом, выражающим и интерес, и удивление. Ч и н о в н и к закрывает блокнот и убирает во внутренний карман пиджака.
Когда поднимает голову, видит Ш а х и н а.
Ч И Н О В Н И К. Ну, пришли? (Поднимается).
Ш А Х И Н(взяв себя в руки). Добро пожаловать.
Ч И Н О В Н И К. Спасибо. (Оглядывает Ш а х и н а с головы до ног, улыбается). Давайте знакомиться. Моя фамилия Самедов. Пришел поговорить с вами по вашей срочной телеграмме Президенту.
Ш А Х И Н(нервно). Я уже две недели хожу туда, но ваши чиновники игнорируют меня…
Ч И Н О В Н И К(сдержанно). Может сядем?...
Ш А Х И Н. Сначала скажите, вы сумеете помочь мне или нет? Тогда мне говорили, что 27-го я должен быть на приеме у Фариды ханым.
Ч И Н О В Н И К. Мне кажется, что после нашей беседы вы не будете нуждаться в моей помощи.
Ш А Х И Н. Мне нужно только одно: исключить свое имя из того списка. Сможете вы сделать это или нет?
Ч И Н О В Н И К. Документы у Президента…
Ш А Х И Н. Потому и отправил ту телеграмму, чтобы он принял меня.
Ч И Н О В Н И К(как можно спокойно). В Аппарат ежедневно поступают десятки таких телеграмм. А рабочий график Президента планируется за несколько дней. Причем до минуты.
Ш А Х И Н(кусая губы от злости). Что вы за люди?! Почему не понимаете, что мой вопрос должен быть решен в срочном порядке?..
Ч И Н О В Н И К(спокойно). Я прекрасно понимаю вас. Но и вы постарайтесь понять меня. Я бываю у Президента только тогда, когда он сам вызывает меня. Ваши документы у него. Как же я могу забрать их обратно?
Ш А Х И Н(поднимает голос). А как забрали документы Васифа?
Ч И Н О В Н И К. Тогда произошло «ЧП». Нельзя было же давать звание Национального героя преступнику!..
Ш А Х И Н. В его действиях состава преступления я не вижу!
З а р и ф а входит с подносом с двумя стаканами чая на нем, стаканы ставит на журнальный столик, а сама стоит в стороне.
Ч И Н О В Н И К(З а р и ф е). Спасибо. (Ш а х и н у). Вы без пяти минут юрист. Знаете, что мы строим правовое государство. А в правовом государстве только суд решает, преступник ли человек или нет. Об осужденном Васифе Исазаде поступило письмо от суда в Аппарат Президента. И мы руководствовались им.
Ш А Х И Н. Не вникая в суть вопроса, не так ли?
Ч И Н О В Н И К. Мы не вмешиваемся в полномочия суда.
Ш А Х И Н(с горкой иронией). Если я правильно понял вас, чтобы забрать представление обратно, я в обязательном порядке должен совершить преступление. Причем немедленно!
З А Р И Ф А(испуганно). Шахин!..
Ч И Н О В Н И К(серьезно). Речь идет не о вас, товарищ Джалилли. Не забывайте, что имя не каждого человека упоминается в выступлении Президента.
Ш А Х И Н(почти кричит). Что же вы хотите от меня?!..
З А Р И Ф А(берет под руку Ш а х и н а). Успокойся… Возьми себя в руки…(Укоризненно). Не маленький же! Ведь стыдно… (Ч и н о в н и к у). Ради бога, не обращайте внимание, Халиль-мюаллим… Присаживайтесь, пейте чай.
Ч И Н О В Н И К(сдержанно, З а р и ф е). Спасибо. Сейчас выпью. (Ш а х и н у). Мы хотим оценить ваши заслуги по достоинству. Президент совершенно верно отметил, что…
Ш А Х И Н(пребывает его, гневно). Если вы так сильно сострадали мне, почему не дали достичь своего желания?! Тогда мы взяли Чылдыран и поднялись на Дрмбонскую высоту. Были все возможности взять Ханкенди. Готовились к решающим боям. Неожиданно потребовали вернуться. Сам министр обороны приехал в Геранбой. Мы, конечно же, игнорировали этот бредовый указ. Ведь в сражениях за эту высоту четверо наших лучших бойцов пали смертью храбрых. Ну а что в результате?.. Свои же самолеты начали бомбить нас, свои вертолеты, гранатомёты открыли огонь по нашим позициям. План атаки разрушился, упустили такое большое преимущество, много бойцов получили тяжелые ранения, некоторые погибли, а меня контузило. Когда очнулся, увидел, что… (от отчаяния почти плачет). Ведь я собирался войти в это чертовское гнездо не как пленник, а как победитель…
Ч И Н О В Н И К(спокойно). Тогда страной руководили другие люди…
Ш А Х И Н(перебивая его). Опять та же политика. Они говорили, что наши атаки якобы помещали мирным переговорам. Теперь вы тоже хотите решить вопрос мирным путем. Поймите же наконец, мирные условия любой войны пишутся солдатским штыком.
Ч И Н О В Н И К(Ш а х и н у). Вы лучше меня знаете, сколько людей погибали в боях ежедневно. После достижения прекращения огня в результате эффективной деятельности уважаемого Президента, вот уже который месяц тишина на фронтах.
Ш А Х И Н(с иронией). Конечно, большое достижение. Но почему-то за эти несколько месяцев армяне ни на шаг не отступили. Завтра ведь будут спрашивать у вас, а что дало нам это(особым ударением) достижение? Поэтому чтобы создать иллюзию победы у людей раздаете почетные звания, ордена и медали…
Ч и н о в н и к хочет что-то сказать, но Ш а х и н продолжает.
Вот, говорите, что я так сражался, ну, так достойно вел себя… Тогда разрешите спросить у вас, господин Самедов, почему Агдеру и прилежащие села и деревни, которые я достойно освободил, вы так же достойно не защитили? В Агдере в здание старого райкома я воткнул два азербайджанских флага. А сейчас кто сидит в этом здании?!.. Я еще не говорю о тех пяти районах за пределами Нагорного Гарабага, потерянных, точнее подаренных врагу(особым ударением) уже в ваше время… Чем же сейчас я приличествую званию Национального Героя?.. (Нервно расхаживается).
Ч и н о в н и к задумчиво подходит к креслу, присаживается и пьет чай. З а р и ф а сидит на диване и смотрит озабоченно на Ш а х и н а.
Ч И Н О В Н И К(поставив стакан в журнальный столик, в сторону). Как будто не от мира сего… (Смотрит то на Ш а х и н а, то на З а р и ф е).
Сцена медленно темнеет.

Картина вторая

Та же сцена. Единственное изменение – кнопочный телефонный аппарат на журнальном столике.
Ш а х и н неподвижно сидит на кровати, обхватывая голову руками. Проходит некоторое время. Он медленно поднимается. Подходит к шифоньеру и вяло рассматривает себя. Потом открывает дверцу буфета. Берет маленький целлофановый кулек, закрывает дверцу и снимает с буфета коробку со своими наградами, открывает ее, ордена и медали высыпает в кулек. Коробку закрывает и ставит на буфет, а целлофановый кулек аккуратно складывает и убирает во внутренний карман пиджака. Звонит телефон. Подходит к шифоньеру и разглаживает чуть вздувшийся карман. Звонит телефон.

Ш А Х И Н(голову поворачивает к двери, громко). Мама, смотри кто там. (С иронией). Наверное, Хасай изменил и трель звонка.
З а р и ф а входит. Звонит телефон.
З А Р И Ф А. Это телефон. (Подходит и снимает трубку).
Ш а х и н смотрит удивленно то на матери, то на телефон.
Алё… Да… (Смотрит на Ш а х и н а). Да… Ничего… Ладно… Пока. (Трубку кладет на место).
Ш А Х И Н(указывая на телефон, матери). Что это значит?
З А Р И Ф А. Да я сама не знаю. Перед обедом двое пришли и сказали, что проведут телефонную линию. Через некоторое время пришли и Хасай с Севинджом. Сестра твоя очень обрадовалась. Пока монтеры работали, Хасай пошел и купил вот этот аппарат. (Удовлетворенно). Хороший аппарат, не так ли. У дисковых пока набираешь номер, палец начинает болеть… (Хочет выйти, но вспомнив что-то, радостно). Сегодня принесли и ордер. Нам дали 22-ю квартиру. (Подходит к окну). На восьмом этаже. Трехкомнатная. Вон, уже заканчивают седьмой этаж. У трехкомнатных - балконы со всех сторон. Перед твоим приходом посмотрела там на втором этаже… (Ш а х и н у). Сынок, смотри в зеркало – на кого ты стал похожим? Иди, побрейся, одевай шерстяной костюм, проведай Севду. Севиндж уже сказала ей о твоем возвращении. Не сегодня так завтра закончится и строительство дома. Смотри, какое хорошее здание!.. Халиль-мюаллим тоже говорит, что все возвращенцы в первое время чувствуют себя не в своей тарелке, но потом проходит... (Вдруг). Постой, постой… Вчера Халиль-мюаллим интересовался квартирой, телефоном… Видишь, какой добрый человек. Вот уже 30 лет ждем квартиру. С проведением телефона тоже большая проблема сейчас. За полдня решил оба вопроса.
Ш А Х И Н. По-твоему, это нормально? Если и ордер, и телефон нам положено, то почему для этого должен звонить какой-то чиновник?
З А Р И Ф А(устало). Сынок, какая разница для тебя?..
Ш А Х И Н(перебивая ее). Большая разница! Ведут себя так, как будто все это нужно не им, а лично мне. (С иронией). Якобы ценят меня, заботятся обо мне…
З А Р И Ф А. Почему так говоришь, сынок? С таким трудом обменяли тебя с тем армянином!
Ш А Х И Н(кричит). Во-первых, не армянином, а палачом. А во-вторых, кучу денег заработали на этом. Зелененьких!.. У этого телеоператора остались жена и двое детей. Если эта женщина узнает, что обменяли меня с убийцей ее мужа, не будет плевать мне в лицо? Лучше славная смерть, чем такая постыдная жизнь! (Нервно расхаживаясь, горько смеется). А завтра сделают Национальным героем… (Ха-ха-ха). Национальный герой… На-ци-о-наль-ный ге-рой!.. (Ха-ха-ха).
З а р и ф а качая головой выходит.
(Сидит на диване, закинув ногу на ногу, и прислонившись к спинке дивана, смотрит на потолок. Несколько минут сидит так неподвижно. Потом разминая лоб, медленно встает. Взгляд падает на телефон. Подходит к кресле и присаживается. Пододвигает к себе телефон, набирает номер и прислушивается). Здравствуйте… Севду, пожалуйста… (Нервно). Дома или нет?.. Надо будет сама скажет… (Номер снова набирает, ждет. Трубку сердито бросает на телефон). Как же важничает! Тебе надо еще упрашивать меня, чтобы я гулял с твоей дочерью… (Поднимается и прохаживается). Вот и задачку дали! Бросили в сложный лабиринт и говорят: «Выбирайся!..» Я никогда не решал даже кроссворд, как же выберусь из лабиринта?!.. Воевать с армянами было легче, чем разрешить эту ситуацию. Если бы тогда я был рядом с Васифом… Ох, палка по кому-то плачет.... (Выходит).
Сцена темнеет

Картина третья

Та же сцена. Единственное изменение в том, что в здании, которое видно через окно в глубине сцены, начаты монтажные работы уже на восьмом этаже. С е в и н д ж, напевая весёлую песню, стоит перед шифоньером и рассматривает только что напудренное лицо, накрашенные губы. Чувствуется, что наслаждается своей красотой. Идет взад-вперед, вращается перед зеркалом. Вдруг останавливается и подходит к буфету. В одном из хрустальных ваз берет кучу денег, хочет считать, но передумывает и поворачивается в сторону двери.

С Е В И Н Д Ж(громко). Мама, мам!..
З а р и ф а входит.
З А Р И Ф А(ласково). Да, доча.
С Е В И Н Д Ж(показывает деньги). Откуда эти деньги?
З А Р И Ф А(удивленно). Не знаю… (Вдруг о чем-то вспомнив, берет с буфета коробку с наградами, открывает, смотрит и с сожалением). Шахин продал свои ордена и медали.
С Е В И Н Д Ж. М-да… Чудак!..
Звонит телефон. З а р и ф а смотрит на телефон. С е в и н д ж второпях кладет деньги в буфет и бежит к матери.
С Е В И Н Д Ж(радостно). Это Хасай! (Забрав трубку у матери, опускается в кресло). Алё… Привет… (Делает неприятные гримасы). Кто вам нужен?.. Нет, ошиблись номером. (Кладет трубку).
З А Р И Ф А(садится в другое кресло). Доченька, Шахина надо чем-то занять. Вот уже который день ходит сам не свой. Боюсь, что чего-нибудь да натворит…
С Е В И Н Д Ж. Разве возможно найти общий язык с ним! Что не говоришь, принимает в штыки…
З А Р И Ф А. Все-таки какой-то подход нужно найти…
Ш а х и н появляется у двери. З а р и ф а и С е в и н д ж его не видят.
Вчера была в Аппарате Президента.
Услышав слова матери, Ш а х и н останавливается. Из-за цветочного горшка прислушивается к беседе.
Долго разговаривали с Халиль-мюаллимом… Дай бог ему здоровья, хороший человек. Культурный, вежливый… «Если какая-то помощь понадобится, обращайтесь» говорит. Умоляла его, чтобы исключили имя Шахина из того списка. Сказал, что никак невозможно. Указ через два-три дня будет опубликован. Возможно, уже подписан... (С укором). А Севда где пропадает?
Ш а х и н хочет войти в комнату, но услышав имя Севды останавливается.
С Е В И Н Д Ж. Шахин несколько раз звонил ей, но трубку поднимала мама…
З А Р И Ф А(перебивая ее). Устроилась на работу?..
С Е В И Н Д Ж. Почти. У Хасая есть друг. Он из Губадлы, работает коммерческим директором в торговой компании. Сейчас в командировке в Киеве. Как только приедет, возьмет ее к себе секретарем-референтом.
З А Р И Ф А. А сейчас чем занимается?
С Е В И Н Д Ж. Ни чем. Дома сидит.
З А Р И Ф А. А к нам почему не идет?
С Е В И Н Д Ж. Знаешь, мам, трудно уживаться с Шахином. Они с Севдой – совершенно разные люди. Да и я сама тоже не вышла бы замуж за такого, чтобы превратил мою жизнь в ад.
Ш а х и н еле сдерживает себя.
З А Р И Ф А. Что ты, доченька?! У Шахина все в порядке! (Тоскливо). Он был очень тихим, милым мальчиком… Не сегодня так завтра закончит юрфакт.
С Е В И Н Д Ж(с иронией). Ну и что? У нормальных прокуроров, следователей есть виллы, машины, дачи… А этот постоянно умножая количество своих врагов будет жить от зарплаты до зарплаты… Севда говорит, что если не будет обуваться-одеваться лучше чем сейчас, то какой смысл выйти замуж. Лучше сидеть дома…
З А Р И Ф А(с тревогой). Ой, дитятко, там у меня ужин на плите!..
Ш а х и н быстро и бесшумно переходит в коридор и ждет, пока мать выйдет из комнаты.
(Быстрыми шагами подходит к двери, но когда хочет выйти, увидев Ш а х и н а в коридоре, останавливается). Иди, сынок.
Ш а х и н входит. С е в и н д ж услышав голос матери, поднимается.
Почему так поздно? (Не дожидаясь ответа). Проходи, сядь, сейчас ужин будет готов. (Быстро выходит).
Ш а х и н молча прохаживается. Чувствуется, что обдумывает только что услышанное. С е в и н д ж исподтишка смотрит на него.
С Е В И Н Д Ж(слишком мягким голосом). Кофе будешь?
Ш А Х И Н(бросив мимолетный взгляд на девушку, продолжает прохаживаться). Нет.
С Е В И Н Д Ж. В кладбище тоже были?
Ш А Х И Н(останавливается). Да… А я-то думал, что могила Сардара в Аллее Шехидов.
С Е В И Н Д Ж. Когда мы получили известие о том, что ты пропал без вести, привезли его труп. Чтобы похоронить в Аллее Шехидов, нужна была какая-то бумажка из Министерства обороны. И дядя Салман, и друзья Сардара ходили туда, просили, умоляли, но ничего не смогли сделать. Были вынуждены похоронить на сельском кладбище. Сейчас без денег даже справку с ЖЭКа не дают…
Ш А Х И Н. Сардар сражался лучше всех нас. Настоящим героем был он. (Рассеянно). В окрестностях Дрмбона окружили группу армян. Началась стрельба. Но сколько мы не стреляли, армяне уверенно шли на нас. Оказывается, якобы по ошибке нам дали не боевые, а предназначенные для разведки патроны. Пуля, не пролетав даже 20 метров в воздухе, падали на землю. Хорошо, что у нас были ручные гранаты. Еле отбились. 10-15 человек получили ранения разной степени, а Сардар погиб. Двое армян хотели поймать его живым, но он не только не отступил, а смело пошел на них и в рукопашном бою убил обоих прикладом автомата… Вот каких парней зря погубили наши предатели, обрекая всех нас на верную гибель, чтобы мы уступили эту высоту армянам… (От отчаяния и злости почти плачет, бессильно опускается на диван и сжимает пальцами виски).
Звонит телефон.
С Е В И Н Д Ж(подходит и снимает трубку). Алё… Да, это я… Ничего… Да… Цвет какой?.. Бери… Пока одну пару… Наверное дома… Не знаю, может, такого цвета не захочет… Нет, на звонки отвечает ее мама… После возвращения Фикрета из Киева… (Радостно). Вправду? А что привез?.. Ладно… Не знаю, подожди, спрошу у него самого. (Ш а х и н у). Шахин, это Хасай. Есть хорошие импортные сорочки. Взять тебе две-три штуки.
Ш А Х И Н(с самого начала невольно прислушивающийся к разговору, нервно поднимается). Только этого не хватало, чтобы меня обувал и одевал какой-то холоп!.. Бесстыжий сводник! На его земле кайфуют армяне, а он тут устроил базар…
Побледневшая С е в и н д ж сказав: «Потом позвонишь», быстро положила трубку.
С Е В И Н Д Ж(судорожно). Послушай, если я тебя уважаю, то это не значит, что ты можешь сесть мне на шею. Если войска бежали с поля боя, бросив свои танки и пушки, то что мог сделать один Хасай?
Ш А Х И Н(будто не слышит ее). Когда мы проливали там кровь, эти паразиты набивали здесь карманы…
Звонит телефон.
С Е В И Н Д Ж. Был бы себе на уме, не пошел бы. Никто силой не отправлял тебя туда.
Ш А Х И Н(гневно). Тогда армяне сидели бы в Баку, а твой холоп искал место, где бы можно скрыться.
С Е В И Н Д Ж. Прощу следить за своими словами. Хасай завтра пришлет сватов… Он не из тех мужчин, за кого ты его принимаешь.
Ш А Х И Н(не изменяв тона). Мне плевать на него, на его якобы мужской характер. (С горькой иронией). Не сумевший защитить честь своей матери и сестры, своей земли холоп станет прекрасным мужем для тебя!..
Звонит телефон.
С Е В И Н Д Ж(снимает телефонную трубку и нервно кладет на место, плача). Почему ты так терзаешь нас? Не успел приехать, а уже превратил нашу жизнь в ад. У других тоже есть брат!.. Мне стыдно за тебя и испытываю сильное смущение на людях из-за твоих поступков… (Плач усиливается).
Входит З а р и ф а. Удивленно смотрит то на икающую С е в и н д ж,
то на нервно расхаживающего Ш а х и н а.
З А Р И Ф А(С е в и н д ж у). Что это такое опять, девулька? Что за шум устроила?
С Е В И Н Д Ж(плача). Лишь бы быстрее увёз, приобрела бы душевный покой… (Выходит).
З А Р И Ф А(смотрит вслед С е в и н д ж у, с удивлением). Что увез бы?... Кто увез бы?.. (Ш а х и н у). Что случилось, сынок?
Ш а х и н не отвечает
(Про себя). Как будто враги друг другу. (Смотрит на нервно расхаживающего Ш а х и на, качает голову и идет к двери) О Аллах, в чем я провинилась перед тобой?.. (Выходит).

После некоторого расхаживания Ш а х и н стоит перед портретом отца. Потом идет к портрету деда. Долго смотрит. Вдруг, что-то вспомнив, подходит к буфету и берет каску. Рассматривает след от пули. Надевает каску, подходит к зеркалу шифоньера и осматривает себя. Затем снимает и кладет каску на место. Идет к кровати, вяло садится и охватывает голову руками. Минуту-другую так сидит. Потом поднимается и подходит к книжному шкафу, берет тонкую тетрадь, шариковую ручку и сидя за столом, что-то пишет. Но подумав, зачеркивает написанное и вырывает листок, комкает в руке и смотрит по сторонам. Не найдя куда бросить, держит в руке и снова пишет. Закончив писать, закрывает тетрадь, поднимается и скомканную бумагу выбрасывает через приоткрытую форточку. Когда доходит до кровати, о чем-то подумав, возвращается к столу, раскрывает тетрадь, вырывает бумагу с только что написанной запиской, аккуратно складывает вчетверо и кладет в полку книжного шкафа. Снова идет к кровати. Из-под матраца вынимает завернутую в тряпку пистолет. Опускается на кровать, разматывает тряпку и бросает ее на пол под кроватью. Приводит пистолет в готовность к немедленному применению и приставляет к виску. Звонит телефон. Ш а х и н поворачивает голову, смотрит в сторону журнального столика и одновременно плавно нажимает на спусковой крючок. Слышится выстрел. Пистолет падает на пол, а Ш а х и н - на кровать. Звонит телефон. Из-за сцены слышится душераздирающий крик З а р и ф ы: «Шаа-хииин!..» Через секунду З а р и ф а на бегу входит в комнату. Не удержавшись, падает. С е в и н д ж, вошедшая вслед за ней, старается поднять ее. Звонит телефон. С е в и н д ж смотрит в сторону телефона.
З А Р И Ф А(горько плача). Ша-хин!.. Сыно-чееек!.. (Бросает себя к кровати).
Сцена темнеет

Картина четвертая

Та же сцена. Единственное изменение в том, что над кроватью вывешен окаймленный черной лентой портрет Ш а х и н а . На портрете и кровати видны цветы. С головы до ног одевшись в черное З а р и ф а скорбно сидит на диване. Ж у р н а л и с т у окна смотрит на стройплощадку.

Ж У Р Н А Л И С Т(повернувшись к З а р и ф е, с целью устранения возникшей напряженности). Уже начали восьмой этаж…
З а р и ф а молчит.
(В сторону). Красивое здание будет. Я тоже хотел бы иметь одну комнатушку хоть на девятом этаже… (Подходит и садится за стол). Надо подготовить какой-то материал, дабы почтить его память. Жаль, что не было возможности разговорить его. Что хочешь, как хочешь можно было бы писать о двухлетнем плене. Даже повесть, роман… (З а р и ф е). Может вел какой-то дневник, писал для себя?..
З а р и ф а движением головы отвечает: «Нет».
(В сторону, озабоченно). Нет даже какого-нибудь интересного факта, чтобы зацепиться за него и раскрыть характер героя, его внутренний мир… Обычно пишут прощальное письмо, ну заметку…
З А Р И Ф А(о чем-то вспомнив). С е в и н д ж говорила, что там нашла какую-то записку.
Ж у р н а л и с т, обрадовавшись, поворачивается к З а р и ф е.
По-моему, в книжном шкафу…
Ж у р н а л и с т быстро поднимается и подходит к книжному шкафу. Смотрит на полки.
На самом верху видит сложенную бумагу. Берет ее, раскрывает и пробегает глазами.
Ж У Р Н А Л И С Т(возвращается, смотрит на бумагу). Да, маленькое письмецо… Но ничего не понял. Адресовано Ларисе.
З А Р И Ф А(удивленно) Кому?
Ж У Р Н А Л И С Т. Ларисе.
З А Р И Ф А(с удивлением). А кто она?
Ж у р н а л и с т пожимает плечами.
И что написал?
Ж У Р Н А Л И С Т(садится). И подпись странная. (Читает). «Лариса! Я задыхался в душном спёртом воздухе. Искал долго, но не смог найти окно смежной комнаты. Поэтому решил уйти, забрав свои принадлежности, чтобы не простудились оставшиеся… Не осуждай меня. Прощай!.. Твой «Сокол» (З а р и ф е). Настоящий ребус.
З а р и ф а смотрит на Ж у р н а л и с т а с взглядом, выражающим и интерес, и удивление.
(Письмо передает З а р и ф е). Пусть остается в его личных документах.
З А Р И Ф А(берет письмо). Вчера приходили школьные учителя. На общем собрании решили назвать школу именем Шахина и обратиться по этому поводу в соответствующие инстанции. Предлагают также в новой квартире (указывает на окно) одну из комнат отвести под музей. Обещали, что пойдут в Министерство обороны, в Аппарат Президента, и добьются выдачи дубликатов всех орденов и медалей, которые Шахин продал. Благо, все книжки к наградам остались.
Ж У Р Н А Л И С Т. Хорошая задумка. Причем, музей надо делить на три уголка. В одном – дед, в другом – отец, а в третьем – внук. А я подготовлю отличную статью. И назову ее: «Школа героизма». (Пауза). Или же: «Пример поколениям». (Задумчиво). Нет, лучше «образец», чем «пример»… «Образец для поколений». (З а р и ф е). Наверное, в новой квартире будете жить вместе с зятем…
З А Р И Ф А. Нет. Хасай купил двухкомнатную квартиру в городе. В каменном доме, на втором этаже. После поминок сорокового дня пришлет сватов. Хотели придти в прошлое воскресенье. Но эта беда настигла нас.
С е в и н д ж входит с черным платком на голове.
С Е В И Н Д Ж(Ж у р н а л и с т у). Добро пожаловать.
Ж у р н а л и с т кивает ей.
(Подходит к матери, целует ее). Наверное с утра сидишь голодная. Сейчас чего-нибудь приготовлю.
В дверь звонят. С е в и н д ж выходит. Ж у р н а л и с т собирается идти.
С е в и н д ж рассматривая газету «Азербайджан» входит.
С Е В И Н Д Ж(вдруг). Опубликован Указ! (Стоя смотрит на газету). Четыре человека получили звание Национального Героя. И первый в списке – Шахин… (Быстрыми шажками подходит к матери, показывает Указ). Смотри… (Читает). «Лейтенант Джалилли Шахин Фуад оглу(посмертно)».
На улице послышались душераздирающие крики. Все трое содрогнулись и посмотрели в сторону окна. Здание, на восьмом этаже которого работают монтажники, а на нижних этажах – отделочники, медленно наклонялся вперед. Ж у р н а л и с т, С е в и н д ж и З а р и ф а, пораженные увиденным, подошли к окну. Здание буквально на глазах развалилась.
С Е В И Н Д Ж(бежит к телефону, с волнением). Мама, иди скорей, надо позвонить? Под панелями остались много рабочих.
З А Р И Ф А(идя в сторону дочери, гневно). Бессовестные! Знали, что дом строится на скорую руку, еще нагло раздавали ордера… (С глубоким сожалением). Жаль, красивое здание получилось бы…
С Е В И Н Д Ж. Мама, к счастью, развалилось своевременно. (Трубку передает матери).
З А Р И Ф А(беря трубку). Вряд ли там кто-нибудь живым останется… (Набирает номер).
Ж у р н а л и с т стоя в середине комнаты, смотрит, то на С е в и н д ж,
то на З а р и фу, то в окно и качает головой.
Занавес.

Перевод автора
Баку, 23-30 января, 1995 г.





339 dəfə oxundu

Axtarış