Девушка, вздернутая на косе
Müəllif: Meyxoş Abdullah


12.09.2019


( рассказ)

- Что с тобою, доченька, проснись, зачем плачешь?! – сказала мать, легонько потряхивая за плечи еще спящую дочь.
Девочка в панике проснувшись, уставилась вытаращенными глазами на стоящую над ее головой маму, одно время так и не отводя от нее своих глаз.
- Доченька, что с тобою стряслось, сон ли видела ты?! – спросила мать. Девочка, широко раскрыв руки, обвила ими шею матери, и прижавшись к ее груди, зарыдала.
Мать не вытерпела:
- Дитя мое, что же с тобой случилось, так успокойся же? Сон ли видела, моя умница? – мать посмотрела прямо в глаза, вот-вот выходящие от волнения из орбиты, словно умоляя ей.
Девочка вздохнула.
- Да, мамочка, страшный сон я видела, очень испугалась.
Мать постаралась успокоить ее.
- Красавица моя, это всего лишь сон, а не какая-то реальность – Скажи-ка, что ты видела во сне?!
Девочка вроде бы успокоилась и, глубоко вздохнув, сказала:
- Мамочка, во сне я будущее свое видела.
- Будущее ли свое? – удивившись, сказала мама. – И какой было будущее-то твое?
- Мама, и вижу во сне, что повзрослела я, стала красивой девушкой. Да такой красавицей стала, что все завидуют мне. Да столько влюбленных есть в меня, аж с ума сходят по мне. Но среди влюбленных в меня парней был один, который очень нравился мне. И парень тот так похож был на меня, словно две половинки одного яблока. Он венок из цветов клал на волосы мои. Да такие красивые слова произносил, мамочка, что я ума лишилась даже. Брал меня за руки, ласкал меня всю. Как только его дыхание распростронялось по всему горлу и шее, земля уходила из под ног, на седьмом небе я чувствовала себя. Взгляды его, как свеча, растопляли меня, язык, горло горели от жажды. Я не могла подобрать ни слова, чтобы говорить с ним. В тот миг я была очень счастлива, мамочка. Он до безумия любил меня. Говорил, что ты похожа на меня…Мы поженились… Сыграли свадьбу…
- Мать улыбнувшись:
- Доченька, что в этом страшного? Ты еще мала, тебе двенадцать лет. Подрастешь, взрослой девушкой станешь, и похожий на тебя суженный повстречается тебе,
обвенчаетесь, сыграете свадьбу. Стоит ли ради этого пугаться и плакать, дурочка? – сказала мать и погладила волосы Хатиры.
- Мама, не поэтому я испугалась, ты знаешь, что произошло потом?
- всплакнула девочка
- Улыбнувшись на шалость дочери, мама:
- Да, скажи-ка, что стряслось, что произошло потом?
- Мама, через некоторое время после свадьбы с тем парнем, вдруг небо так потемнело, поднялся такой шторм, как будто мир в одно мгновение чуть не рухнул, уничтожаясь. Все белые занавеси, светлые постельные принадлежности в моей новобрачной комнате в мгновение окрасились в черное. Мое зеркало для невест разбилось в дребезги, рассеявшись вокруг. Помимо всего прочего, похожий на меня мой любимый, супруг мой, знаешь, что стало с ним? Все лицо его почернело, язык онемел во рту, у него не было мочи вымолвит слово. Он всего лишь глазами говорили со мною…Мамочка, знаешь ли ты, что говорили мне его глаза? Он не хотел умирать, словно насильно убивали его. Перед моими глазами все тело его исчезло, испаряясь словно вода… И испаряясь, всего лишь взгляды его впитавшись в глаза мои, навечно там остаться хотели… Он помер… Я умереть хотела вместе с ним. Хотела избавить душу свою от этих мук. Ведь я не смогла бы жить одна. Я боялась жить одна.
- Доченька, эта всего лишь сон, не каждый сон становится явью, дитя мое. Ребенок ты еще, подрастешь. Красивой будет судьба твоя, как и ты. Ты будешь счастливой, мое прекрасное дитя.
- Мама, я циклопа видела во сне.
Мама чуть вздрогнув:
- Доченька, к добру-то говори, что за циклоп, какой дракон? Видать от сказок, рассказанных отцом на ночь глядя, и остались циклоны эти. Ведь услышанные когда то случаи и снятся порою. То же самое и с тобой приключилось – я еще сколько раз говорила ему, не рассказывай крошке такие сказки. Ребенок ведь, приснится, испугается. Вот видишь, что я говорила?
- мать Хатиры поворчала на мужа.
- Ой, мамочка, это не из тех циклопов, что мне приснился, был белым, белым! – старалась убедить маму дочь.
- Доченька, какой же белый, черный циклоп? Все это лишь в сказах бывает… Кстати, солнышко мое, иные девочки во сне видят всадники на белом коне, моей же снится циклоп, причем белый. К добру бы это - посетовала женщина.
- Ой, мама, минуточку, выслушай меня. Мне увиденному верить, или твоим словам? – Клянусь, не сон это был, я во сне реальную жизнь свою видела. Будто говорили мне, что
когда ты повзрослеешь, повстречаешься с циклопом белым, и выйдешь ты за него замуж. – Так выслушай меня до конца, прошу, потом выскажешься.
- Ладно, доченька, слушаю, так что ты видела во сне? – нетерпеливо произнесла мать.
- Так вот, парень, которого любила я, супруга моего имею в виду, растаяв, растворился перед глазами моими, ну а потом, я некоторое время прожила одна. Очень тосковала по нему. Жизнь для меня угасла. Я и сама не знала, зачем живу. Трудно мне было, мамочка, очень трудно. Иногда глупые мысли посещали меня, хотела покончить с тобой. И знаешь, что произошло, мамочка?
- Так скажи же, что произошло? Наверняка, явился белый циклоп, да?
- Да, мамочка, появился белый циклоп и забрал меня в пещеру свою. Я боялась его. Боялась, что вздернет меня на моей же косе в пещере своей. Ведь циклопы на косе вешают похищенных красавиц.
Тут, не сдержавшись, мать с усмешкой:
- Да, затем, откуда не возьмись, появляется герой, входит в пещеру. Видит он, что красавица вздернута на косе своей. В тот же миг герой по уши влюбляется в красавицу эту. Ну а затем, выхватив меч, сорок дней и сорок ночей сражается с циклопом и убивает его. Потом…
- Ну хватит, мама, - заметив издевательский тон мамы, произнесла Хатира – Все ведь было не так, как ты говоришь. Так выслушай же меня, умоляю…
- Говори, говори, слушаю тебя – сказала мать, глубоко вздохнув.
- Так вот, тот самый циклоп, приведя меня в пещеру, усадил в углу. Затем зажег огромную свечу, что была приклеплена к стене другого угла. Пещера стала светлой-светлой. В свете свечи я со страхом в глазах смотрела на него. Его волосы, брови, даже покров тела были белыми-белыми. Циклоп, приблизившись, остановился в шаге от меня. От страха меня охватила дрожь. И подумала я, что он сию минуту же, растерзав меня на кусочки, съест.
Он же внимательно глядел на меня. У него было два глаза. А я-то думала, что циклопы имеют один глаз по середке лба. Вероятнее всего, это из последних циклопов, постепенно очеловечившихся.
Протянув ко мне руки свои, он вцепился в меня и поднял на ноги. Он был слишком большим, я же была ему по пояс. Его худощавое, покрытое белыми волосами тело выглядело устрашающим.
Словно циклоп этот был скелетом предков своих.
Я в ужасе продолжала дрожать. И все умоляла Аллаху, чтобы чудовище это не съело меня. Он же глядел мне прямо в глаза. Его один глаз был в прищуренном положении. Его белые, длинные брови, словно колючки хищника встали дыбом. Когда он подмигивал, как мне казалось, брови его, как бы отрываясь, по - одиночке вонзались в тело мое. Я в жизни
не видела подобного существа. Умолять хотела ему…А он продолжал с ног до головы осматривать меня своими прищуренными глазами. Вдруг, подумав о чем-то, рванулся ремнем и поднял руки в воздух, затем, обернувшись назад вытащил приклепленный в стене ржавый гвоздь. Мне показалось, что он вот-вот пробьет мне голову выдернутым ржавым гвоздем. Однако он с воплями «Ламара…», «Ламара…» вонзил тот самый ржавый гвоздь прямо в сердце свое. Его душераздирающий вопль потряс всю пещеру. Этот вызывающий ужас голос отразился эхом в стенах пещеры.
Хотя я и испугалась его ужасного вопля, все же хотела понять, так кто же эта самая «Ламара»?!. И почему, вонзая в грудь свою выдернутый гвоздь он завопил «Ламара?. В первое мгновение я подумала, что это Бог белого циклопа…Он взывает к Богу своему…
Так как ржавый гвоздь наполовину вошел ему в грудь, кровь струйками лилась ему под ноги. Он стонал. Стон его сопровождали следы, каплями стеклясь по лицу. Кажется он плакал как человек… Мил стало жалко его.
Затем он, вцепившись в мои косы, указательным пальцем заплел их. Я в страхе следила за его движениями. А он, глядя на меня улыбался… Затем, подняв на уровне груди, косами повесил меня на ржавом гвозде, торчащего из груди: - Я вешаю тебя на раненной груди своей, о человек…
В эту истерзанную грудь мою привнеси успокоение, свет! –
промолвил он.
Речь циклопа заставила вздрогнуть меня. Как же он мог говорить как человек? – подумала я
Лицо мое уперлось в его белую, волосистую грудь Плоть его была мягкой-мягкой, но холодной как лед. Я чувствовала его сердцебиение. То было не столько биение, сколько звук журчания реки. Будто в сердце циклопа протекала река…
Чтобы подвешанные косы не мучали меня, он руками обвил мою талию. Все тело его было пропитано запахом прокисшего вина… Но дурманящим был этот запах и приятным…
Я хмелела на его груди… Он же плакал… А я расстрагивалась от его плача… Ведь и мое сердце как и его было раненным…Я протянула руку и вытерла слезы его…Были жаркими слезы его… Хоть и было холодным тело его, но в нем будто кипел огонь. Словно кости его были поджарены на печи кузнеца, голубой свет испускали кости его…
- Я была вздернута на сердце его, мама… Будто и я, как тот ржавый гвоздь, была воткнута в сердце его… Какова же будет судьба моя, мама?! – Хатира, обняв мать, зарыдала.
Мать, утирая слезы катящиеся с ее лица:
- Судьба твоя будет точь в точь как сон, доченька. Ты во сне грядущую судьбу свою
видела…
- А тот самый белый циклоп?... Откуда он явится на долю мою?
- Ты только подрасти, доченька, а тот белый циклоп сам тебя найдет…
Перевел с азербайджанского
Гия Пачхаташвил


2 dəfə oxundu

Axtarış